Вскоре впереди показался столп Ивана Великого, и машина пошла по знакомому ему маршруту. Теперь он уже не сомневался, что они едут на Кропоткинскую, на явочную квартиру Особого сектора ЦК, где когда-то состоялась его встреча с Поскребышевым. Машина остановилась у парадного подъезда, когда Плакс выходил, он заметил, что позади, метрах в тридцати, приткнулась «эмка» с экавэдэшниками.

– Вот же псы! Никак не отцепятся! – проворчал майор и шагнул к двери.

Плакс, с трудом поспевая за ним, шагал по ступенькам. Он терялся в догадках, что же ждало его на этот раз.

На лестничной площадке им преградили дорогу двое из охраны. Майор сделал знак, и они отошли в сторону. Затем он решительно распахнул дверь в квартиру. В прихожей их встретила все та же пожилая женщина. Он приняла у Израиля пальто и проводила в гостиную.

В гостиной его уже ждали, это снова был Поскребышев. Энергично пожав Плаксу руку, он с теплотой произнес:

– Рад видеть тебя живым и здоровым!

Вслед за ним поздоровался Пономарев.

– Садись, Израиль! – предложил Поскребышев. – То есть присаживайся, садись – это больше по части Берии. Рассказывай, как добрался.

– В общем, нормально, если не считать того, что едва не попал на Лубянку, – не стал вдаваться в подробности Плакс.

– Опричники Лаврентия, как всегда, торопятся, – желчно заметил Поскребышев.

– От него уже звонили, – напомнил Пономарев.

Поскребышев нахмурился, но ничего не сказал и позвал хозяйку:

– Мария Петровна, будьте добры, чайку!

Пока они обменивались впечатлениями о погоде в Москве, она успела выставить на стол батарею разнокалиберных вазочек и чашек. Последним появился надраенный до зеркального блеска пыхтящий самовар. Пономарев вызвался разливать чай по чашкам, но Поскребышев сказал:

– Что-то ты, Борис, не с того начинаешь! Разве у нас нет ничего покрепче?

– Есть, – кивнул тот, метнулся на кухню и возвратился с бутылкой выдержанного марочного коньяка.

– Ну вот, совсем другое дело! – одобрительно отозвался Поскребышев. – А то Израиль подумает, что у нас сухой закон. Наливай!

Когда рюмки наполнились до краев, он произнес тост:

– За нашу будущую и за твою сегодняшнюю победу, Израиль!

– За победу! – дружно поддержали они.

У Плакса внезапно запершило в горле, он снова был среди своих, и отупляющее чувство безысходности, совсем недавно владевшее им, на время отпустило. В эти минуты он испытывал искреннюю человеческую симпатию к Поскребышеву, который, находясь у вершины власти, остался верен той старой фронтовой дружбе, что родилась больше двадцати лет назад. За эту дружбу он и предложил выпить. Затем были еще тосты: за Родину, за Сталина и еще раз за победу. Плаксу хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался.

Поскребышев деликатно посмотрел на часы, и Пономарев, поняв намек, вышел в соседнюю комнату.

– Израиль, так что же все-таки произошло с Саном? – прозвучал вопрос.

– Несчастный случай, дорожная авария…

– Авария? – переспросил Поскребышев и пытливо заглянул Израилю в глаза.

– Да! Была гололедица, и машина сорвалась в реку.

– Надеюсь, Потомак умеет хранить тайны… Но… остался еще ты.

Фраза Поскребышева повисла в воздухе. В голове Плакса вихрем пронеслись мысли: «Что он имеет в виду? Почему я здесь, а не у Берии? Что за всем этим стоит? Новая игра, в которой я стану разменной монетой между Особым сектором ЦК и НКВД? Что же, что?»

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Также по теме

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Способы постройки пирамид
По представлениям современных ученых пирамиды в Древнем Египте начали возводиться около 26 века до нашей эры. Но до сих пор не известно, как именно были построены эти чудеса света. Но одно мы можем ск ...

Тайна Большого Сфинкса
Большой Сфинкс, также как и Великие пирамиды, был построен завоевавшими Египет семитскими племенами. Доказательства этому настолько просты и очевидны, что мне непонятно, почему ученые на протяжении со ...