Колеса транспортника едва коснулись взлетной полосы, а навстречу ему уже неслась черная «эмка». Сердце Плакса сжалось. Он уже не слышал веселых голосов экипажа, грохота распахнувшегося люка и лязга опустившегося на землю трапа.

Крутанувшись волчком на обледеневшей бетонке, машина остановилась под крылом. Из нее выскочили двое и, заложив руки за спину, уставились на трап. Все это до боли напоминало недавние события в его жизни. Плакс не торопился спускаться, пытаясь продлить драгоценные мгновения такой недолгой свободы.

– Эй, ты чё там, примерз, что ли? Топай сюда! – прикрикнул на него мордастый старлей из конвоя.

Оставив без внимания окрик, он сошел по лестнице вниз, наклонился к сугробу, зачерпнул пригоршню чистого снега и уткнулся в него лицом.

– Нет, Федорыч, ты посмотри на него! Ну, я тебя сейчас умою! – взвился старлей и схватился за кобуру.

Короткие толстые пальцы никак не могли сдернуть застежку, и Плаксом завладела отчаянная мысль: «А может, кончить все разом? Съездить по роже этой зажравшейся тыловой крысе… Один только выстрел, мгновенная боль – и больше ничего. Ни изматывающих допросов, ни пыток, ни мучительной смерти в промерзшем насквозь бараке».

Пронзительный звук автомобильного сигнала заставил его встрепенуться. Конвой принял стойку. К самолету мчалась машина с правительственными номерами. Не успела она остановиться, как из нее выпрыгнул высокий майор. Его лицо показалось Плаксу знакомым.

«Где-то я тебя раньше встречал… – напряг он память. – Майор? Точно! Он отвозил меня к Поскребышеву!»

Энергично размахивая руками, майор на ходу прокричал:

– Отставить! Он поедет со мной!

– А ты кто такой, чтобы тут командовать? – с угрозой спросил старлей, все еще пытаясь расстегнуть кобуру.

– Сбавь обороты, старший лейтенант! Я из ЦК! – решительно наступал майор.

– И чё, нам теперь на колени упасть? – огрызнулся старлей, но тон сбавил.

– Надо будет, и раком встанешь!

– Что-о?!

– У меня особое распоряжение ЦК! А ну, отойди в сторону! – надоело пререкаться майору.

– У нас тоже приказ, от самого наркома! – не уступал старлей.

– И что? С каких это пор ваше ведомство партией командует?! Стоять смирно! – рявкнул майор и приказал: – Плакс, в машину быстро!

Конвой нехотя расступился, и Израиль шагнул к машине.

– Так-то оно лучше, а то сразу за кобуру хвататься. Вольно! – снисходительно бросил майор.

– Я буду докладывать! Как ваша фамилия? – прорычал позеленевший от злости старлей.

– Докладывай! А фамилия самая что ни на есть обыкновенная, на ней пол-России держится – Иванов! – весело ответил майор.

В машине Плакс без сил откинулся на спинку сиденья. Повезло? Он не верил этому. Аэродром остался позади, машина стремительно неслась по прямой, как стрела, дороге. Вскоре лес закончился, по сторонам потянулись пригороды Москвы, а затем начался и сам город. Он был уже другим, совсем не похожим на тот, что ему пришлось покидать в ноябре 1941 года. Москва постепенно выздоравливала. Реже попадались развалины, огромные туши аэростатов нависали теперь только над Кремлем. И. В. Сталин и А. Н. Поскребышев, секретарь И. В. Сталина,

И. В. Сталин и А. Н. Поскребышев, секретарь И. В. Сталина, руководитель Особого отдела ЦК

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

Тайна Большого Сфинкса
Большой Сфинкс, также как и Великие пирамиды, был построен завоевавшими Египет семитскими племенами. Доказательства этому настолько просты и очевидны, что мне непонятно, почему ученые на протяжении со ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...