Павел прильнул к иллюминатору, силясь что-либо разглядеть. Внизу замелькали красно-серые островки заводов и поселков, пунктиры железнодорожных и шоссейных дорог. Вскоре, заполняя весь горизонт, стала нарастать серая громада столицы…

«Москва! – Сердце Павла встрепенулось. – Боже мой, Москва… Неужели я дома… Дома…»

После нескольких неприятных минут бешеной тряски самолет приземлился. Сердито посвистывая винтами, он вырулил на стоянку. По проходу рысцой пробежал борт-стрелок и, громыхнув дверцей люка, спустил на землю трап. Павел выходил последним. От волнения он замер на ступеньках, у него даже дыхание перехватило: свершилось то, о чем он мог только мечтать, – после двух десятилетий изгнания он возвращался на Родину.

– Что стоим? В небо опять захотелось? – пошутил за спиной командир экипажа.

Павел смутился и спрыгнул на землю. У самолета, сбившись в кучку, гомонили артисты, кажется, за ними должен был подъехать автобус. Павел оглянулся на провожатого – тот показал глазами на стоявшую в стороне легковушку. «Приятно, черт!» – тщеславно подумал Павел.

Навстречу им уже шел одетый в шинель хмурый старлей.

– Садитесь, – сказал он Ольшевскому, распахнув дверцу. Павел сел на заднее сиденье, по бокам – двое офицеров. Старлей устроился впереди, сопровождающий с ними не поехал.

Крепкие тела так сдавили Павла, что он не мог пошелохнуться. Машина пронеслась по взлетной полосе, не сбавляя скорости, проскочила через контрольно-пропускной пункт и вырулила на широкую дорогу. Офицер, сидевший слева, задернул шторки на окнах.

– Ребята! Я двадцать лет в Москве не был, – взмолился Павел.

Они переглянулись, старлей повернулся и нехотя кивнул. Шторки разъехались, и Павел завертел головой по сторонам.

Москву он представлял совсем не такой, даже если иметь в виду, что она до сих пор оставалась прифронтовым городом. В начале января 1942 года были освобождены Можайск, Верея, Медынь, Киров, Людиново, Сухиничи и ряд других. Ставка требовала завершить разгром основных сил противника. Главнокомандующим западным направлением 1 февраля был назначен генерал армии Жуков. Ожесточенные бои шли в районе Вязьмы.

По сторонам тянулись ветхие заборы, затем – однообразные коробки домов, изредка мелькали уродливые развалины – следы бомбежек. Ближе к центру народу стало побольше, преобладали тулупы и серые армейские шинели, женщины были закутаны в платки, детей почти не встречалось. Бросались в глаза плакаты. Особенно часто встречался один: за спиной женщины в красном грозно щетинились штыки. «Родина-мать зовет», – прочел Павел. Его удивило, что в Москве мало церквей. Он не знал, что по приказу Кагановича большую часть из них снесли в конце тридцатых. Позади осталась просторная площадь, за ней еще одна. Раньше на ней был Страстной монастырь, но теперь и от него не осталось и следа. Сердце Павла болезненно сжалось.

А машина катила и катила дальше по Тверской. Павел читал в харбинских газетах, что в 1932 году она была переименована в улицу Горького. Улица была красивой, ее не портили даже строгие военные одежды. В конце улицы, у громады гостиницы «Москва», последовал плавный поворот налево. Мелькнул Большой театр, Павел не успел его разглядеть, справа осталась гостиница «Метрополь». Еще одна площадь – Лубянка, после смерти Дзержинского в 1926 году ей дали имя главного чекиста Страны Советов. В доме, где теперь находилось ведомство Берии, до революции размещалось страховое общество «Россия». Павел смутно помнил, что раньше в центре площади был фонтан: четыре мальчика, кажется, они олицетворяли собой океаны, поддерживали большую чашу из красного гранита. Что же касается самого дома, построенного к 1900 году по проекту архитекторов Проскурнина и Иванова, то первые чекисты в него переехали в марте 1918-го, когда советское правительство избрало местом своего пребывания Москву. Еще раньше, в декабре 1918 года, все частные страховые компании, в том числе и «Россия», были ликвидированы, а их имущество национализировано. Но Павел, разумеется, ничего этого не знал, как и не знал того, что во внутреннем дворе дома номер два на Лубянке еще с 1920 года функционировала внутренняя тюрьма, обустроенная с «комфортом»: заключенных выводили на прогулку прямо на крышу, а поднимали их туда на специальных лифтах, но когда в стране заработал конвейер смерти, о комфорте уже никто не думал – какие тем прогулки, забита была не только внутренняя тюрьма, но и сырые подвалы, облюбованные крысами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Послание «Сынов Неба»
В 1947 году, случайно пролетая над центральным Китаем, американские летчики примерно в 100 километрах от горы Сиань в провинции Шэньси обнаружили комплекс гигантских пирамид, высота самой крупной из к ...

БИБЛИОГРАФИЯ
1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета- Синодальное издание. 2. Авеста. — М, Дружба народов, 1993. 3. Аверинцев С.С. Плутарх и античная биография. — М, 1973. 4. Агбунов М.В. За ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...