Жизнь постепенно возвращалась к Павлу Ольшевскому. Пошли двадцатые сутки с того дня, как ему вместе с Сергеем Смирновым удалось вырваться из засады, организованной контрразведкой в доме Свидерских, но далеко им отъехать не дали. Выпущенные вдогонку пули пробили колеса, и машина, пропахав десяток метров по мостовой, врезалась в фонарный столб. Сергей, не обращая внимания на кровь, хлынувшую из ссадины на голове, подхватил его под мышки и потащил в подворотню. Запоздалый залп просыпался на их головы кирпичной крошкой. Последнее, что осталось в меркнущем сознании Павла, – кромешная темнота сарая на задворках заброшенного склада.

Уложив его на доски, Сергей приготовился отстреливаться, но погоня потеряла след, звуки выстрелов постепенно удалялись в сторону речного порта.

В сарае они просидели целый день. Сергей, как мог, перевязал Павлу рану вырванным из рубашки лоскутом. Павел на глазах терял силы. С наступлением ночи Сергей взвалил Павла на плечи и потащил к бедняцким кварталам.

Рабочая слобода равнодушно смотрела на них темными глазницами подслеповатых окон. Сергей решительно постучался в дверь первой попавшейся на пути халупы.

В окне вспыхнул свет керосиновой лампы, затем в сенцах раздалось шлепанье босых ног, лязгнул засов, и дверь приоткрылась. Смирнов отодвинул в сторону остолбеневшего хозяина, прошел в комнату и опустил Павла на кушетку. Жена хозяина, бабенка лет тридцати, охнув, осела на лавку. Из-за занавески, отгораживающей угол комнаты, донесся испуганный шепот, в полумраке блеснули три пары любопытных ребячьих глаз.

Первым пришел в себя хозяин. Он метнулся на кухню и принес оттуда жбан с водой, жена притащила чистых тряпок. Сергей наблюдал за тем, как они сняли с Павла повязки, в том числе и сделанные еще Свидерским, и принялись промывать раны. Павел чувствовал себя все хуже и хуже, от большой потери крови лицо его было почти зеленым.

– Совсем плохой. Надо звать врача, – насупился хозяин.

– Саша… А мы? Дети? Ты подумал? – взмолилась жена.

– Пока думать будем, он помрет. Я пошел за Константинычем.

– А это кто? – насторожился Смирнов.

– Не бойся, не полицейская ищейка. Врач, – успокоил хозяин и, нахлобучив шапку, выскочил на улицу.

Отсутствовал он недолго, но эти короткие минуты показались Сергею вечностью. Он сидел как на иголках, опустив руку в карман, где лежал пистолет. Но опасения оказались напрасными. Появившийся в доме доктор не стал задавать лишних вопросов и сразу занялся Павлом. Как выяснилось, пуля прошла между ребер и застряла под правой лопаткой. Было удивительно, как с таким ранением Павел смог продолжить бой, прикрывая отход Свидерских и Дервиша.

Операция окончательно измотала Ольшевского – доктору пришлось повозиться, прежде чем пуля свинцовой тяжестью брякнула на дно тазика. От боли и слабости Павел потерял сознание и пришел в себя только перед рассветом. Сергей оставил его в семье Семиных, а сам отправился в город выяснить обстановку.

Вернулся он поздним вечером, мрачный как туча. Новости были хуже некуда. Дмитрий погиб в перестрелке, поймали доктора и Анну, судьба еще троих подпольщиков из железнодорожных мастерских оставалась неизвестной. О Дервише ходили самые противоречивые слухи. Одни говорили, что он убит, другие – что жив и ушел в глубокое подполье. Леон, один из немногих, кому удалось уцелеть после зачистки контрразведки, тоже не прояснил ситуации – среди убитых тело Дервиша не обнаружили, но и на связь резидент не выходил.

Павел провалялся в постели больше трех недель и только после Рождества пошел на поправку. Новый резидент настоял на том, чтобы переправить его из Харбина в тихий Фуцзинь. Здесь он набирался сил перед тем, как уйти через «окно» на границе в Советский Союз. Сергей Смирнов уже находился там.

К середине февраля, когда морозы ослабли, Ольшевский вместе с проводником Ху тронулись в путь. Четверо суток, в основном ночью, обходя стороной крупные поселки, они пробирались к границе. Им везло, и только на пятый день они напоролись на полицейский патруль у зимней дороги через Сунгари. Но все обошлось – приглянувшиеся начальнику патруля часы Павла отвели опасность. Все же они решили не рисковать и дальше шли лесом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...

Египетские пирамиды построены по современным чертежам
Ученые уже много лет пытаются понять, как древние египтяне построили свои гигантские пирамиды? Ведь архитектору той эпохи нереально было получить каркас произведения искусства, которое и сейчас считае ...

«Замогильные птички»
В тибетскую группу входят более 100 пирамид и монументов самых разнообразных форм и размеров, четко ориентированных по сторонам света и расположенных вокруг основной пирамиды высотой 6714 метров, кото ...