Едва за японцами захлопнулись дверь, Дулепов распорядился:

– Ты все слышал, Вадим? Давай дуй на явку с Тихим.

– Я слышал, но… – ротмистр замялся, – боюсь, как бы после такой пальбы Тихий не ушел в отказ.

– Денег просишь? – догадался Дулепов и полез в сейф. – На бери, – швырнул он на стол толстую пачку. – Мерзавцы! Сволочи! Все продали, все! Веру! Царя! Отечество!

– Азалий Алексеевич, – прервал его Ясновский. – А какую ему вести линию со Смирновым?

– Да самую простую, – пришел в себя старик. – Пусть расскажет все как было. И про этих двух ублюдков в подвале не забудет.

– А что про них говорить, если они молчат?

– В том-то и весь фокус.

– Не понял?!

– Сейчас поймешь. Намекни – раз они не говорят здесь, у нас, ночью отправим их к Сасо. Время укажи. Ну, скажем, часа в два. Думаю, для масштабной бойни у них не хватит сил.

– Это ты так думаешь, а для большевиков отдать жизнь за своего – святое дело. Вот пусть и отдают.

– Хорошо, как прикажете, – не стал возражать Ясновский и направился к выходу.

Уже на пороге Дулепов окликнул его:

– И вот что еще, Вадим, это очень важно. Пусть твой Тихий в разговоре со Смирновым скажет, что мы ищем аптекаря.

– Аптекаря?! Но это же…

– Делай, что говорю! – не стал вдаваться в разъяснения Дулепов.

– Есть! – козырнул ротмистр и озадаченный вышел в приемную.

Дулепов придумал это в самый последний момент. Все складывалось. Получив от Тихого тревожную информацию, Смирнов, надо полагать, сразу же бросится искать резидента. Или аптекаря? Один черт! Филерам Клещева останется проследить и доложить. И тогда он, Дулепов, снова окажется на коне, иначе японцы дадут ему под зад ногой. Они могут… Не посмотрят, что только в Харбине он оттрубил уже двадцать лет.

Только в Харбине… Дулепов раздраженно заходил по кабинету. Вот именно… Здесь никто не вспомнит о его безупречной службе в царской России. Боролся с большевистской заразой как мог… Выслеживал, сажал, пытался даже понять. И что толку? России, его России больше нет, как нет и надежды на то, что она возродиться. Кто бы ему, русаку до мозга костей, потомственному дворянину, сказал ранее, что остаток жизни придется провести среди этих узкоглазых. У них свои интересы. Вон как зашевелились, когда война началась…

Внезапно он вспомнил мальчишку-подпольщика в подвале. Как смотрел, волчонок… Заглянуть бы ему в душу, понять, за что бьется, дурень… За Родину? За какую Родину? За ту, откуда бежал его отец? Или за другую, новую Родину, которая сейчас истекает кровью, сражаясь с врагом?

«Перестань, Азалий, ты думаешь как большевик! – одернул он самого себя. – Большевизм – это зло, с которым надо бороться. Ты, русский полковник, не можешь этого не понимать. Господин Ленин – немецкий шпион, ему заплатили хорошие деньги, чтобы он устроил все это… Но ты… Ты разве лучше? Ленину и его своре платили немцы, а тебе платят японцы – вот и вся разница. Ты – холуй, полковник без армии, а о своем дворянстве лучше не заикайся… Дворянин – это человек чести, а ты свою честь давно продал».

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

Список использованной литературы
1. Александр  Васильевич Суворов: К 250-летию со дня рождения. – М.: Наука, 1980. 2. Андреев И. А.  Боевые самолеты. – М.: Молод. гвардия, 1981. 3. Азимов А.  Путеводитель по науке. ...

Египетские события: загадки страны пирамид
Последние события в Египте заставили средства массовой информации вспомнить о существовании некоего плана США по переустройству «Большого Ближнего Востока». При этом упоминается о традици ...

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...