После недолгого замешательства Павел предложил:

– А если по крыше?!

– Давай! – поддержал резидент.

Кое-как они пробились к дальней комнате, окна которой выходили на крышу дровяного сарая. С этой стороны плотных полицейских кордонов не наблюдалось. Только в глубине двора мельтешили чьи-то темные силуэты.

Павел распахнул окно и еще раз осмотрелся. Видимо, в суматохе о сарае забыли. Скользкая черепица громыхнула под его ногами, но за перестрелкой никто ничего не услышал. Вслед за Павлом быстро выбрались остальные. Но Свидерский, неловко поскользнувшись, подвернул ногу, спрыгнуть с сарая вниз он уже не мог.

– Уходите! Оставьте меня! – потребовал он.

– Только вместе! – не хотел даже слушать Дервиш и вместе с Павлом бросился искать лестницу, но лестницы на месте не оказалось. К счастью, под руку подвернулся шест, невесть как оказавшийся на крыше. Первым соскользнул на землю Павел, откатившись под прикрытие дубовой бочки, он приготовился к стрельбе. Дервиш подстраховал Свидерского, опасаясь, что шест сломается под его тяжестью, но все обошлось.

В темноте светлым пятном проступала арка проходного двора, до нее было не более двадцати метров. Павел забыл об осторожности и рванулся вперед, но тут же понял, что совершил ошибку. У арки была засада. Острая боль обожгла правый бок. Он залег и стал отстреливаться, ответный залп показал, что силы неравны.

– Вот что, мы с Павлом отвлекаем огонь на себя, а вы попытайтесь оторваться! – приказал Дервиш Дмитрию и Свидерским.

Павел выхватил второй пистолет и, позабыв о боли, рванулся к колодцу. Деревянные щепки посыпались на голову, жалобно звякнуло продырявленное ведро. Полицейские сосредоточили огонь на нем, этим воспользовались его друзья и сумели пробиться к арке. Вслед им запоздало громыхнул зал, но пули уже не достали цели. Павел снова откатился к стене дома и оттуда крикнул Дервишу:

– Они ушли! Давай пробиваться!

Бой продолжился. С пронзительным визгом пули рикошетили от стен, но им везло: если не считать ранения Павла, больше они не получили ни царапины. До арки было рукой подать, а за ней начинался сквер, через который можно было уйти.

– Прикрой! – крикнул Дервиш и ринулся вперед.

Его силуэт отчетливо замаячил в проеме, несколько секунд – и он скрылся: разведчику удалось уйти.

Павел облегченно перевел дух, теперь надо выбираться самому. Он нажал на курок, но выстрела не последовало: патроны кончились.

– О черт! – выплюнул он ругательство, лихорадочно соображая, что же делать. В эту минуту на него навалились тяжелые тела. Павел не мог сопротивляться – рана сковывала действия. Да это и не имело смысла… Десять против одного – он же не самурай, чтобы раскидать их всех.

Оглушил Павла ударом по голове, полицейские скрутили его и поволокли к аптеке. Там тоже все было кончено, из дома выносили раненых и убитых.

Перед подъездом вальяжно прогуливались Дулепов с Сасо, будто бы и не было никакого боя. Павла опознал Ясновский, Сасо распорядился отправить захваченного в управление. Ротмистр подогнал машину и вместе с Клещевым кое-как впихнул безжизненное тело в машину. В это время в доме громыхнул взрыв и из окна второго этажа выпрыгнул человек. Кубарем прокатившись по мостовой, он выпихнул из машины водителя и запрыгнул на сиденье.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Египетские пирамиды построены по современным чертежам
Ученые уже много лет пытаются понять, как древние египтяне построили свои гигантские пирамиды? Ведь архитектору той эпохи нереально было получить каркас произведения искусства, которое и сейчас считае ...

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...