Нарочито громко он прикрикнул:

– Нестор! Клим! Хватит бездельничать!

Гости оборвали смех и недоуменно переглянулись. Берия насторожился и нервно затеребил пояс.

– Надо убрать дикий кустарник, он мешает саду!

Этот призыв вызвал небывалый прилив энтузиазма, каждый стремился выставить себя в лучшем свете перед Вождем. Все пришло в движение. Охрана притащила садовый инвентарь. Сам он взял ножницы и не торопясь принялся срезать ветви дикого орешника. Настроение Вождя передалось другим. Ворошилов, как в кавалерийской атаке, лихо рубил топором сучья, Нестор, подобно заправскому дворнику, подметал дорожку к чайному домику.

Берии достались грабли. Работал он неумело. Зубья то и дело цеплялись за расщелины, выскальзывали из рук, и это выводило его из себя. Рядом с ним охранник пытался перерубить толстый узловатый корень кизила. В неловких руках лезвие топора, соскальзывая на гранитный валун, высекало сноп искр. Берия отбросил грабли, пихнул охранника в бок, выхватил топор и громко – так громко, чтобы слышали все, – прокричал:

– Мне под силу срубить под корень любой кустарник, на который укажет хозяин этого сада, Иосиф Виссарионович Сталин!

Топор со свистом опустился, и корень отлетел в сторону.

– Смотри, Лаврентий, чтобы между ног не зацепил, – поддел Ворошилов.

Тот не отреагировал, опустив топор на плечо, он пожирал взглядом только его – Сталина!

В последние годы так дерзко смотреть на него никто не отваживался. Берия рисковал, но, как расчетливый игрок, понимал: без риска добиться серьезных успехов в политике невозможно. Впервые он попал в ближний круг Хозяина, и это произошло не в холодном и чопорном Кремле, где сотни партийных секретарей проходили безликой массой перед «живым богом», а здесь, под Гагрой. На земле, где веками жили их предки, где родились и выросли они сами. Но их объединяло нечто большее, чем принадлежность к одной партии и узы землячества, – неуемная жажда власти. И, судя по всему, ради обладания ею амбициозный мингрел готов был служить хоть самому черту и рубить головы соперникам так же безжалостно, как кустарник.

Чекист запомнился, и в декабре тридцать шестого, когда Нестор не поддался на настойчивые уговоры оставить свою Абхазию и занять кресло наркома внутренних дел СССР, снова всплыл в памяти. Берия понадобился, чтобы после Ежова, сделавшего свое дело, зачистившего партию от брюзжащих, вечно недовольных и путающихся под ногами бухаринцев и зиновьевцев, убрать вслед за ним ставших уже ненужными свидетелей – чекистов…

Близкий шум шагов отвлек Сталина от воспоминаний. В комнату стремительно вошел нарком. Его лицо разрумянилось от мороза и возбуждения, за стеклами пенсне лихорадочно поблескивали глаза.

– Что стряслось, Лаврентий? Ты, часом, не Гитлера поймал? – с сарказмом спросил Вождь.

– Иосиф Виссарионович, в наркомат поступила информация особой государственной важности! – забыв поздороваться, выпалил тот.

Волнение Берии невольно передалось и самому Хозяину. Он жадно затянулся, не замечая, что трубка погасла. Щеки надулись, словно мяч, усы встали торчком, как у рассерженного кота. Нарком смешался и скосил взгляд в сторону.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Пирамида в Сейле
Пирамида в Сейле – это пирамида, которая находится недалеко от железной дороги, между Фаюмом и Нилом, на горе. Данную пирамиду обнаружили в 1898 году, это был Людвиг Борхардт. Стоит отметить, чт ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...

БОСНИЙСКАЯ ДОЛИНА ПИРАМИД
В 1994 г. рядом с городом Високо в 22 км. от Сараево, столицы Боснии и Герцеговины, велись боевые действия между сербами и боснийскими мусульманами. Во время артиллерийских обстрелов жители города слы ...