Сталин отложил в сторону ручку и тяжело поднялся из-за стола. Ему так и не удалось полностью сосредоточиться на крайне важных в нынешней ситуации документах, оставленных Поскребышевым. Недавний звонок Берии смешал все мысли. Интригующим тоном Лаврентий сообщил о получении особо важных разведданных. Сталин терялся в догадках: по пустякам в столь ранний час Берия не стал бы его беспокоить. От Лубянки до Кунцева езда занимала не более получаса, а Лаврентий все не появлялся. Возвратившись к столу, Сталин попытался вернуться к изучению документов, но так и не смог.

«Что за особо важные данные? – не давала покоя навязчивая мысль. – Совпадают ли они с данными в документах Поскребышева и его подчиненных? Но главное – чем они могут обернуться накануне контрудара по фашистам?»

Готовившееся в глубочайшей тайне наступление под Москвой, на которое было поставлено все, в том числе и его, Сталина, имя, должно было разорвать танковые клещи врага, сжимающиеся вокруг столицы, остановить зарвавшегося Гитлера и показать всему миру, что он, Сталин, не сломлен неудачами первых месяцев войны и готов к борьбе. И вот теперь, когда до решающего часа остались считаные дни, «особо важные разведданные» могли смешать так тщательно отработанные планы.

С чем к нему ехал нарком, оставалось только гадать. Лаврентий даже по ВЧ опасался сказать, что же такого сверхважного добыли его разведчики. Прошло больше сорока минут после его звонка, а охрана дачи пока молчала, и в Сталине все сильнее нарастало раздражение.

Наконец с улицы донесся шум автомобиля. Сталин подошел к окну и отодвинул штору. На аллее показался Берия. Широкополое пальто не могло скрыть брюшка, а шляпа, сбившаяся на затылок, – глубоких залысин, пропахавших лоб. О прежнем Лаврентии напоминали лишь неизменное пенсне и порывистые движения.

Все мы бессильны перед старостью, с горечью подумал Сталин. Какой-то десяток лет назад Лаврентий был настоящим джигитом, а сейчас и на осла не залезет. И. В. Сталин и Л. П. Берия на рабочем совещании

И. В. Сталин и Л. П. Берия на рабочем совещании

Когда же это было? Он напряг память. Кажется, в двадцать девятом, на Рице. До этого Нестор и Серго не раз говорил ему о молодом, энергичном земляке-чекисте Берии. Но он не произвел на него особого впечатления. Щуплый Лаврентий напоминал великовозрастного подростка. Пенсне, чудом державшееся на тонком птичьем носу, и мешковато сидящие галифе придавали карикатурность всей его фигуре. Несмотря на это, Лакоба души в нем не чаял, а Менжинский с Ягодой в один голос убеждали, что более хваткого и искушенного в закавказских делах, чем чекист Берия, им не найти. Но Киров, этот любимец народа и партийной фронды, был категорически против выдвижения. И тогда в пику ему он назначил Лаврентия на должность заместителя полпреда ГПУ в Закавказской республике. И как оказалось, не ошибся.

Берия на удивление быстро освоился с новым и сложным участком работы. Без особого труда подмял под себя председателя Закавказского ГПУ – медлительного, частенько заглядывавшего в стакан и неравнодушного к хорошеньким юбкам Реденса – и фактически стал полновластным хозяином управления. К концу тридцатого года он не только ликвидировал в Грузии оппозицию из числа сторонников Троцкого, но и заткнул глотки оставшимся на свободе дружкам меньшевика Ноя Жордании. После этого Нестор с Серго стали подъезжать к нему с новым предложением: назначить Берию вторым секретарем Закавказского крайкома партии. На этот раз он не дал согласия, хотя это предложение совпадало с его далекоидущими планами – осадить самого Лакобу с абхазцами, которые враждовали с грузинами, и заставить понервничать зарвавшегося первого секретаря Закавказского крайкома Орахелашвили, возомнившего себя удельным князьком. Ф. Э. Дзержинский в группе чекистов на пароходе «Нестор-летописец».

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...