А пока военно-морская эскадра вице-адмирала Нагумо только собиралась выйти к Гавайским островам. До рокового часа оставалось мало времени, и каждая из сторон торопилась сделать свои ходы. Шифровка из Центра не была блажью Павла Фитина, она была продиктована высшими государственными интересами. Плакс не мог, да и не должен был этого знать, но профессиональный опыт подсказывал ему, что эта неделя Москве необходима как воздух, что там рассчитывают на него.

Немного поостыв, он сосредоточился на предстоящей встрече с Саном, пытаясь выстроить логическую цепочку доказательств, которая смогла бы убедить не столько его, сколько Гопкинса (а значит, и президента Рузвельта) не поддаться на отвлекающие маневры Номуры и Курусу и в последний момент не вернуться за стол переговоров.

Когда ему показалось, что нужные аргументы наконец найдены, он немедленно позвонил Сану. Тот, отложив в сторону все дела, согласился срочно приехать. Сошлись на том, что более подходящего места, чем дом старого Лейбы, им не найти.

Повесив трубку, Плакс стал собираться на встречу. Погода выдалась ненастная, после вчерашнего дождя ударил мороз, и дороги покрылись коркой льда. Путь в Джорджтаун был неблизкий – предстояло ехать через весь город, и он заранее вызвал такси, но, несмотря на это, приехал с опозданием. Однако ненастье задержало и Сана. В гостиной Плакса встретил сам Лейба.

Старик держался бодро и пребывал в хорошем настроении. О его недавнем приступе радикулита напоминала лишь дубленая овчинная безрукавка. Они поднялись в библиотеку. Здесь, как всегда, было уютно. Мягкий рассеянный свет, тихое потрескивание поленьев в камине и едва уловимый запах сосны настраивали на благодушный лад. Вошедший вслед за ними слуга поставил на столик поднос с ароматно дымящимся кофейником. Лейба неторопливо разлил кофе по чашкам, себе он добавил немного сливок.

Плакс сосредоточенно помешивал кофе мельхиоровой ложечкой, не зная, с чего начать разговор.

– Что, мой мальчик, не все ладится? – нарушил затянувшееся молчание старик.

Израиль неопределенно пожал плечами.

– Если хочешь, можешь не говорить. О, я понимаю, мне, старику, ни к чему совать свой нос в чужие тайны. Да и какой с того прок, не сегодня, так завтра помру.

– Ну что вы, дядя! У вас еще много впереди!

– Много? Нет, мой мальчик, я ведь не Кощей, чтобы мучить и себя, и других. Дай бог одну жизнь прожить по-человечески.

– Вашей жизни можно только позавидовать, – вполне искренне воскликнул Плакс.

– Да будет тебе! Так еще при жизни забронзовею, – отшутился Лейба и, согнав с лица улыбку, спросил: – И все-таки, Изя, почему ты такой кислый?

Тот, помявшись, ответил:

– Есть, дядюшка, проблемы.

– Наверное, с Саном?

Плакс промолчал, уткнувшись в чашку. Проницательный старик не стал развивать эту тему. Он мелкими глотками пил свой кофе, постреливая хитрющими глазами. Безгранично доверяя Лейбе и тем более зная о его щедрой помощи партии, Плакс решился на откровенность.

Не в силах сдержать горечь, он в сердцах сказал:

– Проблема, дядя, не в нем, а в руководстве!

– А… Понимаю… Как всегда, требуют немедленного результата.

– Не то слово! За горло берут… И если бы только меня! – Плакс дал волю своим чувствам. – Они, наверное, думают, что я волшебник! Им вынь да положь на стол готовый результат! Нашли Вольфа Мессинга! Сделаю пассы – и Белом доме будут думать, как хотят в Кремле!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Китайская Белая пирамида выше египетской!
Весной 1945 года американский военный летчик Джеймс Гаусман совершил вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе в «запретной зоне», в юго-западной части Китая. Оглянувшись вокруг, он ...

Пирамида Микерина
Пирамида Менкаура, сына Хафры и его наследника, которого греки называли Микерином, самая маленькая из больших пирамид Гизы. Первоначальная высота 66 м, нынешняя — 55,5 м, длина стороны 103,4 м. ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...