Для подпольщиков главное преимущество было в том, что рюмочная находилась в двух шагах от дома Свидерского.

Таксист знал свое дело. Со свистом подрезая повороты, он всякий раз притормаживал, когда навстречу мчались полицейские машины и грузовики с солдатами. Власти предпринимали все возможное, чтобы не дать боевикам вырваться из кольца. Дмитрий молил бога, в которого не верил, чтобы машину не остановил патруль, но таксист повода не давал.

Наконец впереди показался бронзовый Асклепий. Можно было перевести дыхание. Дмитрий вместе с Павлом сошел у рюмочной, а Николай поехал к Дервишу, чтобы разузнать обстановку.

Слухи о перестрелке разнеслись по Харбину со скоростью лесного пожара. Знали о ней и Свидерские. Они и без того сидели как на иголках, а теперь и вовсе не находили себе места. Когда в дверях зазвенел колокольчик, аптекарь, несмотря на свой возраст, первым оказался у двери. Вслед за ним по лестнице скатилась Аннушка. Увидев раненого Павла, она побледнела.

– Аня, бинты и воду! Павла в кабинет! – распорядился Свидерский.

Девушка бросилась за бинтами. Дмитрий, подхватив под мышки обессилившего Павла, потащил его наверх. В кабинете они со Свидерским уложили Павла на кушетку. Подоспевшая Аннушка помогла отцу обработать рану.

После перевязки Павел почувствовал себя лучше, он даже сделал попытку приподняться.

– Лежи, лежи, герой! Еще успеешь набегаться! Сейчас примешь успокоительное и заснешь как убитый, – повеселел Свидерский.

Поискав в шкафу, Аннушка нашла аптечный бутылек с желтоватой жидкостью и отлила в мензурку.

– Мало! Это только воробью горло промочить, – заворчал доктор.

– Пап, да я еще налью, – пообещала девушка.

Павел невольно поморщился, почувствовав запах багульника и валерьяны.

– Пей, пей! Только здоровее станешь, – подмигнул ему Свидерский.

На вкус снадобье оказалось вполне сносным. Сухость в горле прошла, и через несколько минут по телу разлилась приятная истома. Глаза начали слипаться, голоса доносились до него как сквозь вату. Последнее, что он запомнил, – это склонившееся над ним лицо Анны.

– Кажется, уснул, – сказала она и бережно поправила подушку.

– Проспит до утра как убитый, – заверил Свидерский.

– Тогда мне пора, – заторопился Дмитрий. – Надо узнать, что с ребятами.

– Будь осторожен! – предупредила девушка.

– За Павла не волнуйся, мы присмотрим, – сказал аптекарь, распрощавшись с ним у черного хода.

Приоткрыв дверь, Дмитрий прислушался к тому, что происходило у дома. Слабый дождь тихо стучал по крыше, в дырявых водосточных трубах заунывно свистел ветер. Слух не уловил ничего подозрительного – можно идти. Чтобы пересечь двор, хватило нескольких шагов. На соседней улице тоже было спокойно, но ближе к центру в глазах зарябило от мундиров. Патрули трясли пассажиров на стоянках такси, рикши попрятались, поэтому весь путь до резервной явочной квартиры Дмитрий проделал пешком.

К тому времени, когда он добрался до нее, уже стемнело. По комнате из угла в угол ходил Дервиш, на стульях сидели Николай и двое незнакомых ему ребят из группы прикрытия. Судя по их подавленному виду, операция провалилась. Погиб шофер Люшкова, однако сам он не получил ни царапины – его словно заговорили. Подпольщики понесли серьезные потери – двое убитых, трое раненых и еще двое в руках полиции. И счет потерям, как полагал Дервиш, мог продолжиться. Дулепов теперь точно знал, кого искать в харбинской конторе фармацевтической компании.

Остаток дня они провели, как на раскаленной сковородке. И только к ближе к ночи, когда никаких новостей, к счастью, не поступило, Дервиш с Дмитрием отправились к Свидерским.

Павел уже был на ногах – видно, зелье аптекаря не подействовало как надо. Но все же он восстановил силы, рана напоминала о себе лишь неприятным зудом. Выглядел Павел неважно. Правая щека вздулась, левый глаз затянул багрово-лиловый синяк. В таком виде выходить на улицу и тем более появляться в конторе было опасно. Но подпольщика мучило не это. Он не знал, что стало с Люшковым. Достигли ли пули цели? Кроме того, он беспокоился о ребятах, принявших бой. Но Дервиш, поднимаясь по лестнице, молчал. В тусклом свете его лицо напоминало восковую маску. Молчал и Дмитрий.

– Вокруг чисто! – сказал поднявшийся вслед за ними в кабинет Свидерский. – Аннушка дежурит внизу. Если что, она предупредит.

Дервиш искоса глянул на Павла и, кивнув на повязку, спросил:

– Как чувствуешь?

– Вроде ничего, а как у ребят?

– У них хуже, – неопределенно ответил Дервиш.

– Что с ними?

– Есть раненые, есть убитые. Володю и Антона взяли, – мрачно обронил Дмитрий.

– Да? А Люшков? – с надеждой спросил Павел.

– А что Люшков? Жив, сволочь!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...