– Дорогу! – зарычал Клещев.

Полицейский ничего не понял, но на всякий случай набычился и схватился за кобуру.

– Модест, кончай с ним цацкаться! Тащи эту обезьяну в машину! – крикнул из кабины Дулепов.

Соколов кинулся Клещеву на подмогу. Вдвоем они скрутили полицейского и пинками впихнули на заднее сиденье. Толпа угрожающе загудела, кое-кто уже вооружился палками, но Дулепова это не остановило. Выхватив револьвер, он пальнул в воздух. Этого, как ни странно, хватило. Давя друг друга, китайцы бросились врассыпную. Коротышка-полицейский что-то продолжал верещать на своем птичьем языке. Клещев, потеряв терпение, несильно стукнул его рукояткой пистолета по голове и вытолкал из машины.

– Гони! Гони! – яростный вопль Дулепова подхлестнул водителя.

Громко сигналя, машины контрразведки понеслись дальше, к аптеке Чжао. Время безжалостно работало против Дулепова. Ему оставалось положиться только на удачу.

* * *

Было уже почти одиннадцать. Павел извелся в ожидании. Не лучше чувствовали себя и другие. Наконец на перекрестке мелькнул знакомый темно-синий «опель».

– Кажись, пожаловал! – с облегчением вздохнул Николай.

Машина с Люшковым миновала стоянку у пирожковой, въехала на тротуар и остановилась в десяти метрах от входа в аптеку. Дальше путь загораживали строительные леса, на которых возилась бригада китайских и русских рабочих. Водитель вышел и открыл заднюю дверцу. Первым показался Люшков, следом резво выпрыгнул мальчишка лет семи, за ним осторожно ступила на скользкий тротуар пышнотелая брюнетка. Ротмистра с ними не оказалось, но это не обрадовало боевиков. Они озадаченно переглянулись.

– Черт бы их всех побрал! – выругался Дмитрий.

– Только бабы нам не хватало! – чертыхнулся Николай и заерзал на сиденье.

Павел нервно покусывал губы. Он уже давно был готов выполнить приказ Центра – ликвидировать предателя. Он был уверен – рука не дрогнет, когда придет час нажать на спусковой крючок. Но сейчас в его душе царило легкое смятение – на глазах женщины и ребенка стрелять в Люшкова было непростым испытанием.

Рядом мрачно бормотал Николай:

– Бабу с пацаном приволок… Охраны нет… Ясновского тоже… К чему бы это?

– Коля, кончай накручивать, и без того тошно! – раздраженно оборвал его Дмитрий.

Поведение Люшкова и его поставило в тупик.

– Дима, может, у сына какая болячка выскочила? – предположил Павел.

– Это когда ж он успел такого настрогать? Не знаю, кто там у него – сын или дочь, но они в союзе остались.

Павел огляделся:

– Вроде все тихо, и филеров с охраной не видно. Должно получиться! – Постепенно к нему возвращалась уверенность.

– Я тоже не заметил! Да, откладывать нельзя! – согласился Дмитрий. – Одно только хреново – глаза можем намозолить!

– А если свернуть туда? – Николай показал на арку проходного двора.

– А что, это мысль. Оттуда я пешком пройду, – поддержал Павел.

– Многовато времени уйдет! Секунд двадцать останешься без прикрытия, – засомневался Дмитрий.

– Димыч, а зачем оно?

– А ты про водителя забыл? Он ведь тоже может выстрелить.

– Ну и что? Пока у него первый мандраж пройдет, вы успеете меня подхватить.

– Ну что, едем, ребята? – Николай потянулся к ключу зажигания.

– Подожди, выждем еще, – сказал Дмитрий и окинул взглядом улицу.

На стоянке было негусто – три машины и две пролетки. В конце улицы наблюдалась некоторое оживление. Там была дешевая забегаловка. Несмотря на холодную погоду, столики были вынесены на тротуар. Всякий сброд жался к закопченному металлическому казану, в котором варилась серая лапша. Повар в грязном фартуке неторопливо помешивал варево длинным черпаком, не забывая при этом отгонять назойливых нищих. Среди них был и Ван, который накануне перебрался на новый пост наблюдения.

Машина Люшкова стояла на месте, водитель не выходил, а ротмистр с охраной так и не подъехал.

Перед строительной конторой жизнь также шла своим чередом. У подъезда китайцы поденщики, сбившись в кружок, с азартом играли в «камень – ножницы». Сжатая в кулак рука стремительно вылетала вперед, а навстречу ей выбрасывалась чумазая пятерня. Растопыренные пальцы – «ножницы» – проигрывали «камню». Самые проворные успевали в последний момент раскрыть ладонь – «бумагу», – и в воздухе долго звучал торжествующий крик. «Ножницы» уступали «бумаге», и мелочь, что водилась в карманах проигравшего, перетекала к победителю, который отправлял мальчишку-нищего в лавку за кувшином с шаосинцзю. Дешевое вино подогревало участников, и игра продолжалась с еще большим азартом.

Очередной вопль потонул в грохоте подводы. Остановившись, она перегородила въезд во двор конторы, где обычно разгружали строительные материалы. Хозяин подводы, соскочив на землю, резво куда-то унесся с накладными в руках, а два его работника, достав колоду замусоленных карт, принялись играть в подкидного дурака.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...