Но однажды старый большевик – начальник уездной ЧК из Раздольной вдруг потребовал сдать оружие. Он забрал даже любимый браунинг, с которым Плакс не расставался, даже будучи засланным на несколько месяцев в белую армию под именем поручика Михаила Розенкранца. Он просто выставил его за порог, сказав напоследок что-то о душе и высшей справедливости. То же мне, проповедник нашелся, кипел Плакс. Больше в боях он не участвовал, его посадили на писарскую работу. Израиль Плакс. 1920-е гг.

Израиль Плакс. 1920-е гг.

Шло время, раны – душевные раны – постепенно стали зарубцовываться. Но по ночам он по-прежнему стрелял в Вадьку и Сашка, которые убили его отца. Мягкость друзей часто казалась ему трусостью, высказанные вслух сомнения и колебания воспринимались как предательство. Он горячился, доказывая свою правоту, не замечая, что друзей становится все меньше и меньше, а врагов – больше.

Трудно сказать, как бы сложилась дальше его судьба, но однажды на его имя пришел перевод в Москву, подписанный самим Дзержинским. В Москве началась другая жизнь. Плакс почувствовал, что выздоравливает. Вадька с Сашком больше не являлись ему в страшных снах, боль утраты притупилась, а работа в спецотделах Коминтерна окончательно привела его в чувство. Ф. Э. Дзержинский в группе чекистов. Первый ряд, слева направо:

Ф. Э. Дзержинский в группе чекистов. Первый ряд, слева направо: В. А. Герсон, В. Н. Манцев, Ф. Э. Дзержинский, В. А. Балицкий, Г. С. Мороз. 1920 г. (РГАСПИ. Ф. 413. Оп. 1. Д. 65)

Первая командировка в Германию неожиданно открыла смысл слов старого чекиста. Тех самых – о душе и высшей справедливости. В Берлине влачили жалкое существование те, с кем он рубился в годы Гражданской войны. Душа этих людей тосковала по Родине, а высшая справедливость… Свершилась ли она, Плакс теперь не знал.

– Мой милый мальчик, – словно прочитав его мысли, сказал Лейба. – В этой жизни у каждого из нас бывают невосполнимые утраты. Одних они ломают, а других закаляют, но настоящий мужчина, пока есть силы, идет вперед. Даже если сил нет, все равно надо идти вперед…

– Спасибо, дядя. – Плакс с теплотой пожал ему руку и продолжил: – Ну вот, до Вашингтона я добрался, а дальше надеюсь идти с вашей помощью.

– Поможем, разве старый Лейба хоть раз отказывал хорошему человеку!

– И про меня не забудьте! – шутливо вставил Алик. Старик хитровато покосился на сына и перешел на мову:

– Шось у горли дэрэенчить, трэба его промочить.

– Папа, может, подождем еще одного гостя, – нахмурился Алик.

– Он на нас не обидится, наливай!

Они выпили, и разговор перешел на войну. Плакс с жадным вниманием слушал отца и сына. Из их рассказов перед ним вырастала иная Америка, Америка готовая сражаться, совсем не похожая на ту, что он знал несколько лет назад.

На центральной аллее показалась машина. Плакс подался вперед, ожидая увидеть Сана. Он уже давно догадался, кто тот таинственный гость, о котором говорили и Алик, и старый Лейба.

С Саном не было связи долгих пять лет. За это время многое изменилось. Мог измениться и Сан, вероятно, знавший о том, что происходит в России.

Гулко хлопнула дверца, и Сан стремительной походкой направился к беседке. Плакс встал и поспешил ему навстречу. Они сошлись на лужайке, широко раскрыли руки и крепко обнялись, а потом долго разглядывали друг друга.

Годы почти не изменили Сана, выглядел он моложе своих сорока восьми лет. Здоровый румянец по-прежнему играл на щеках, прибавилось только седины на висках да вокруг глаз залучились морщинки.

– И долго вы там собираетесь стоять? Присоединяйтесь к нам, – окликнул их Лейба.

Плакс понял, что Сан в этом доме бывает часто. Говорили о каких-то общих делах, поясняя Плаксу непонятное, вспоминали прошлое. Потом Лейба встал и сказал:

– Ну что ж, друзья, оставлю вас одни. А ты, Алик, проводи меня.

Сан проводил их долгим взглядом:

– Замечательный старик, с ним рядом чувствуешь себя моложе.

– Но годы, к сожалению, берут свое, – с грустью заметил Плакс.

– Тебя они тоже не пощадили, вон как исхудал…

– Что, здорово сдал?

– Ну… – замялся Сан.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...

Сильнее «Виагры»
Мексиканские пирамиды по размерам не уступают египетским, например, 60-метровая пирамида Солнца в городе Теотихуакан близ Мехико имеет основание площадью 200 кв. м. Все они усечены в верхней части, и ...