Можно было не сомневаться – теперь для него все кончено. В тот год нарком, не скупясь, раздавал свинцовые награды. Нелегалов вызывали в Москву и пачками ставили к стенке. Кто-то подсчитал потом: только за восемь месяцев было расстреляно более двух тысяч сотрудников, то есть примерно по триста в месяц…

Но Ахмеров выкрутился. Он написал объяснение, что через Хелен намеревался влиять на норовистого Броудера, хотя тот и так находился под контролем Особого сектора ЦК, специальных структур ИККИ и лично Поскребышева.

Плакс знал об этой истории и понимал, что объяснительная тут была ни при чем. Ахмеров находился в близких отношениях с Гарри Гопкинсом и Элджером Хиссом, занимавшим важный пост в управлении Дальнего Востока при Государственном департаменте США. Такими связями не бросаются. Поэтому его пожалели. Пока…

Поезд въехал в каменные джунгли Нью-Йорка. Захлопали двери купе, по вагону засновали проводники, пассажиры оживились и стали собираться.

Плакс вышел на перрон одним из первых. Мужчина из соседнего купе незаметно проводил его до стоянки такси и там потерялся из вида.

До ресторана он доехал быстро. Ему и раньше приходилось бывать в этом заведении. Оно почти не изменилось, только на стенах появились плакаты на военную тему и костюмы официантов стали победнее.

В запасе оставалось не меньше десяти минут. Плакс старался не думать о встрече. Судьба перенесла его в совершенно иной мир, и ему хотелось насладиться редкими минутами покоя. Он заказал легкую закуску и бокал итальянского красного вина, которое так хорошо пилось под негромкое пение молодого темноволосого парня, перебиравшего струны гитары на невысокой эстраде.

Почему-то вспомнился Одесса, далекий 1912 год… Шел сентябрь, и уже начались занятия в школе. Но сидеть в душном классе было невыносимо, особенно на уроках Закона Божьего, которые вел на редкость противный старик, любивший отвешивать «чадам своим» весьма ощутимые подзатыльники. Хотелось к морю… Едва дождавшись звонка, они с Фимой и Яшкой помчались в затон. В затоне стояла старенькая шаланда дяди Соломона, соседа Плаксов. Отвязать шаланду не составило труда. Меняя друг друга на веслах, они гребли до тех пор, пока берег не превратился в одну сплошную черту. Море манило ласковой голубизной. Первым сиганул в воду Фима, они с Яшкой – за ним. Наплававшись вволю, они снова забрались в шаланду и накинулись на сладчайшие кавуны, лежавшие под сиденьем.

Потом их сморило. Можно было, конечно, перебороть сон и направить шаланду к берегу, но они не боялись моря. Ну, подумаешь, подремлют чуть-чуть… Но это «чуть-чуть» едва не обернулось трагедией.

Пробуждение было внезапным, соленая волна окатила их с головы до ног и едва не смыла за борт щуплого Яшку. Приятное покачивание сменилось ощутимой качкой. Какое там качкой – шаланду, как щепку, крутило на волнах. Они с Фимой поспешно схватились за весла и принялись грести, Яшка как заведенный вычерпывал воду. Берега не было видно, они просто старались не ставить шаланду боком к волнам. Вскоре руки пошли кровавыми мозолями, но они не сдавались.

Первым услышал шум прибоя Яков, и они налегли на весла с удвоенной силой. Но море затягивало. Потом у Фимы сломалось весло. Шаланду тут же развернуло, и она перевернулась. Израиль до сих пор помнил, как страх смерти сжал его сердце, но он все же заставил себя плыть.

Очнулся он на песке, рядом лежали друзья – слава богу, живые. Море по-прежнему бушевало, но с берега казалось не таким грозным. Небо постепенно очищалось от туч, мир снова обретал привычные краски.

– Смотрите, коза, – сказал Яшка и засмеялся. Действительно, по пляжу гуляла отвязавшаяся от колышка коза и косила на них любопытным глазом.

Может быть, тогда они научились ценить жизнь?

– Столик заказывали на двоих? – вернул его из далекого прошлого вопрос.

Плакс встрепенулся. Перед ним стоял мужчина, хорошо знакомый по фотографии, которую показывал Фитин. Теплая улыбка гуляла на полных губах, черные волосы отливали синевой, смуглая кожа выдавала в нем южанина.

– Я жду компаньона, – произнес Плакс вторую часть пароля и протянул руку.

Ахмеров ответил энергичным рукопожатием, сел и, бросив взгляд на скромную закуску, решительно заявил:

– Нет, нет, так не пойдет! Вы что, меня решили голодом уморить?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Пирамида в Сейле
Пирамида в Сейле – это пирамида, которая находится недалеко от железной дороги, между Фаюмом и Нилом, на горе. Данную пирамиду обнаружили в 1898 году, это был Людвиг Борхардт. Стоит отметить, чт ...

Пирамида Микерина
Пирамида Менкаура, сына Хафры и его наследника, которого греки называли Микерином, самая маленькая из больших пирамид Гизы. Первоначальная высота 66 м, нынешняя — 55,5 м, длина стороны 103,4 м. ...

Розовая пирамида
Северная пирамида (либо Розовая пирамида) входит в число самых крупных пирамид Египта и занимает третье место по высоте среди всех египетских пирамид. Расположена данная пирамида на территории Дахшурс ...