От усталости голова раскалывалась, хотелось одного – поскорее лечь. Не дожидаясь, пока поезд тронется, Плакс растянулся на верхней полке. Перед глазами, как в калейдоскопе, замелькали лица. Лаяли собаки, матерился начальник лагеря, стонал раненый офицер – как его звали, кажется, Сергей? Что-то тихо говорил Фитин, затем его сменили нарком, Поскребышев… Вскоре картинка рассыпалась на мелкие кусочки, Плакса подхватила ласковая волна и унесла в голубую даль.

В уши ударил жизнерадостный детский смех. Что это – продолжение сна? Плакс повернулся на бок и посмотрел вниз. Молодая супружеская пара пыталась угомонить непоседливую девчушку. Все хорошо… Губы Плакса сами собой разъехались в улыбке. «Все хорошо… Свобода… Все хорошо…» – в такт перестука колес мысленно повторял он. В сущности, пьянящее чувство свободы овладело им еще в тегеранском аэропорту, когда тяжелая дверь самолета отрезала его от двух угрюмых офицеров из спецотдела НКВД.

Потянувшись до хруста в костях, Плакс спустился с полки и выглянул в коридор. Наметанный взгляд сразу остановился на высоком плечистом мужчине. Тот, видимо, занимал соседнее купе. На появление соседа он никак не отреагировал. Лишь бросил скользящий взгляд и равнодушно отвернулся к окну. Но Плакса это не обмануло. Интуиция подсказывала ему, что и здесь его ведут, что он не принадлежит самому себе. Обидного в этом ничего не было, хотя неприятное чувство все же кольнуло. До ареста ему приходилось выполнять особые задания во многих странах мира, и везде он работал не один, чувствуя поддержку товарищей. Вот именно – товарищей… А теперь, вытащенный из лагеря, с неснятой судимостью, – кто он им: товарищ или все-таки враг? С какой целью за ним следят – помочь или перестраховаться? Скорее все-таки помочь, решил он. Десятки сотрудников наркомата, связанные незримыми нитями, помогали ему достичь цели. В конце концов, благодаря им он благополучно пересек несколько границ и оказался здесь, в США. Теперь ему предстоит встреча с советским резидентом Ахмеровым. До нее оставались считаные часы. Встреча должна была состояться в итальянском ресторанчике Бруклина. Это место Израилю было хорошо знакомо.

Один из лучших советских разведчиков в Америке Ицхак Ахмеров, известный на Лубянке под псевдонимами Майкл Адамец, Майкл Грин и Билл Грейнике, буквально завалил Центр разведывательной информацией. Его люди работали в важнейших структурах США, в том числе и в военном ведомстве. Секретные депеши, распоряжения, статистические сводки и прочие материалы переснимались на микропленку и немедленно переправлялись в Москву. Доходило до казусов – иногда пленки не хватало, и ее по специальным каналам доставляли в Америку.

Ахмеров, как никто, умел завоевывать доверие. Перед его обходительными манерами и умением польстить мало кто мог устоять. После предательства связника 4-го отдела I Управления НКВД Уиттакера Чэмберса многие агенты отказались от сотрудничества с русскими, но Ахмеров в короткий срок сумел завербовать новых. Накануне войны сформированная им агентурная сеть покрывала почти все Западное побережье США. Это был невиданный успех, поэтому руководство советской разведки скрепя сердце готово было закрыть глаза на некоторые прегрешения талантливого резидента.

Удивительно, но Ахмеров, человек простой по происхождению – он родился в маленьком городке под Челябинском, рано потерял отца, и сполна нахлебался лиха, с двенадцати лет зарабатывая себе на хлеб, – отличался поистине светским лоском. Он позволял себе обедать в самых дорогих ресторанах на Бродвее и расслабляться в компании соблазнительных стриптизерш. А его женитьба на хорошенькой Хелен Лоури, племяннице лидера коммунистов США Эрла Броудера, вызвала в управлении разведки настоящий шок. Ахмеров перешел все мыслимые и немыслимые границы, ведь, как считалось, чекист-нелегал мог позволить себе только одну любовь – к Родине и только одну связь – с НКВД! Ф. Э. Дзержинский обходит строй войск ВЧК Московского гарнизона

Ф. Э. Дзержинский обходит строй войск ВЧК Московского гарнизона во время парада на Красной площади. Первый слева – Г. Г. Ягода, второй слева И. С. Уншлихт, третий слева – С. Ф. Реденс. Москва, 11 декабря 1921 г. (РГАСПИ. Ф. 413 Оп.1. Д. 91)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

Сильнее «Виагры»
Мексиканские пирамиды по размерам не уступают египетским, например, 60-метровая пирамида Солнца в городе Теотихуакан близ Мехико имеет основание площадью 200 кв. м. Все они усечены в верхней части, и ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...

Способы постройки пирамид
По представлениям современных ученых пирамиды в Древнем Египте начали возводиться около 26 века до нашей эры. Но до сих пор не известно, как именно были построены эти чудеса света. Но одно мы можем ск ...