– Так это же вчерашняя баба, только пальто другое! – узнал ее Николай.

– Точно… И косынку поменяла, – присмотрелся Дмитрий. – Видно, у господина Дулепова с гардеробчиком проблем нет.

– Вот вам и основной пост охраны, – заключил Михаил. – Да… Ловко придумал: бабу – и на такое дело…

Еще один пост они вычислили вчера, он находился неподалеку, в пекарне Обухова. Возможно, где-то имелись и другие, но их обнаружить пока не удалось. Клещев умел организовать наружное наблюдение.

– Все, ребята, сворачиваемся, а то засиделись. В случае чего Ван подстрахует. Коля, поехали, – распорядился Дмитрий.

Старенький «форд» чихнул двигателем и, выпустив столб едкого дыма, резво покатил вверх по улице. На перекрестке он свернул и через арку въехал во внутренний двор приземистого трехэтажного дома. Николай вышел из машины, поднял капот и сделал вид, что копается в двигателе. Михаил с девушкой остались сидеть в салоне, а Дмитрий, натянув поглубже кепку, неспешным шагом снова направился к дому Люшкова. В двух кварталах от него он заметил знакомый «мерседес» – это стояли на подстраховке ребята из группы Ольшевского. Увидев его, они оживились. Павел, сдернул кепку и пригладил волосы, что означало «ждите сигнала», потом прошел еще метров десять и свернул в пирожковую.

Пирожковая располагалась на углу, и из ее окон хорошо просматривался дом Люшкова. За несколько минут тут ничего не изменилось. Торговка, лениво полузгивала семечки, рядом с ней пытался пристроиться китаец зеленщик, но она обматерила его так, что «желтомазого» словно ветром сдуло. В пекарне Обухова тоже ничего необычного не происходило, филеры-разнорабочие копошились где-то внутри. Дмитрий взял себе стакан чаю и, выбрав место за столиком у окна, продолжил наблюдение.

В торце соседнего дома, где находилась помойка, в живописных позах дремали бездомные псы, а в контейнере с отбросами рылся китаец нищий. На нем были грязная засаленная размахайка, какие-то обмотки на ногах и старая войлочная шапка-монголка, то и дело сползающая на глаза. Дмитрий прекрасно знал его – это был один из лучших боевиков харбинского подполья Малыш Ван. Или просто Ван. С первого дня, как только удалось разыскать дом, где квартировал Люшков, он по собственному почину занял этот пост. От помойки исходили отвратительные запахи гниющих пищевых отходов и прочей дряни, но Ван стоически переносил неудобства. Возвращаясь домой, он забирался в чан с горячей водой и подолгу оттирался мочалкой, но это не помогало. Зловоние преследовало его и, казалось, будет преследовать вечно, и все же Ван не менял позиции. А она действительно была удобной, отсюда хорошо просматривались все подходы к дому Люшкову, а филеры контрразведки старались держаться от помойки подальше.

Сегодняшний день Вану казался явно неудачным. Во-первых, не понятно, почему объект задержался. Во-вторых, наблюдение затягивалось на неопределенное время. В-третьих, Ван просто замерз. Хоть и светило солнце, но ветер был холодный, и не просто холодный, а пронизывающий насквозь. От у Малыша уже зуб на зуб не попадал, а тут еще эта кошка… Сдохшая тварь смердела так, что приступы тошноты подкатывали один за другим, но надо было держаться.

Превозмогая себя, Ван выковыривал крючковатой палкой объедки и складывал в мешок. Мешок уже был забит под самую завязку, но ни Люшков, ни этот прощелыга ротмистр так и не появлялись. Торчать здесь становилось уже невтерпеж, к тому же эта бабища с яблоками вдруг стала коситься в его сторону. Хорошо хоть ветер переменился и задул со стороны помойки. Баба поморщилась и встала подальше, а потом и вовсе скрылась из глаз – Ван надеялся, надолго.

В это время со стороны Деповской улицы послышался отдаленный рокот мотора и наконец появился знакомый «опель». «Опель» остановился у подъезда, и из него вышел изрядно помятый Ясновский. Ежевечерние загулы в ресторанах сказались на его внешности не лучшим образом. Обычно аккуратно одетый, он выглядел как человек, попавший в переделку. Мятые брюки, нечищеные штиблеты… Не надо было напрягать фантазию, чтобы понять, что от него за версту несет перегаром.

С появлением ротмистра расслабившиеся было филеры зашевелились. Мостовую около дома замели сразу два кряжистых мужика-дворника. Вернулась на свой пост и торговка. Ясновский подошел к ней, взял с лотка яблоко и что-то сказал. Она ответила – видимо, докладывала обстановку. Ван напрягся, но в его сторону она не взглянула ни разу.

Ясновский скрылся в подъезде. Прошло еще несколько минут, и на улицу выскочил телохранитель Люшкова. Теперь уже все шло по обычному сценарию – он шмыгнул в харчевню за рассолом.

Подпольщики наблюдали за окнами. Вот всколыхнулись занавески, и чья-то рука приоткрыла форточку. В образовавшуюся щель – занавески остались незадернутыми – была видна комната, вернее ее маленькая часть. И Дмитрий, и Ван смогли разглядеть Люшкова – тот, уже одетый, причесывался перед зеркалом. Рука Дмитрия невольно потянулась к пистолету. Прекрасная мишень – один удачный выстрел, и с изменником покончено, но Дмитрий не мог действовать по своему усмотрению, а Дервиш приказа о ликвидации пока не давал: от них требовалось только наблюдение. Существовал еще и приказ Центра, но его надо было выполнить с головой, чтобы не навредить ненароком резиденту.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...

«Роковые» камни
Озеро Рок расположено в американ¬ском штате Висконсин в 20 милях к востоку от города Мэдисон. В 1836 году Натаниэл Хейер случайно обнаружил в озере небольшую каменную пирамиду с плоской вершиной. ...