– Что-то вы засиделись, капитан, – проявил невиданное участие Мацуока.

– Накопилось много работы, господин полковник.

– Да, сейчас по-другому нельзя. Император требует от каждого из нас самоотверженности и преданности великому делу победы над врагами! – В голосе полковника прорезались пафосные нотки.

– Так точно, господин полковник! – Ли даже счел нужным встать.

– Молодец! – похвалил Мацуока. – С такими, как вы, непобедимая Квантунская армия сокрушит русского медведя, и вся Сибирь станет нашей. Мы создадим могущественную империю, равной которой еще не знал мир!

Открыв папку, полковник выложил на стол карту. В глаза бросились размашистая подпись командующего и секретный гриф. Изогнутые синие и черные стрелы – направления главных ударов механизированных корпусов – были нацелены на Читу, Благовещенск и Хабаровск. К карте прилагались таблицы, заполненные цифрами. Непосвященному человеку они ничего не говорили, но Ли хватило беглого взгляда, чтобы понять: в них указано количество боевой техники, которую планировалось задействовать в операции.

У него даже перехватило дыхание – то, ради чего он ежедневно и ежечасно рисковал, пытаясь достать любой ценой, находилось почти в руках. Вот оно – бери и передавай в Центр, но как? Опытный штабист, он не мог ошибиться: это тот самый план наступления, о котором перешептывались в кулуарах, но которого, естественно, никто пока не видел. И ему стоило немалых усилий, чтобы не выдать своих чувств.

– Капитан… – Мацуока испытывающе посмотрел на него и продолжил: – Как вы знаете, майор Сато выехал в командировку в Хэган и вернется только через четыре дня.

«Поехал к границе выверять на месте детали плана… – сообразил Ли, и внутри у него все затрепетало. – Остаюсь только я… Ну, давай же говори! Приказывай!»

– Завтра ровно к девяти я должен представить план наступления с внесенными изменениями начальнику штаба. Список изменений прилагается. – Мацуока чеканил каждое слово. – Надеюсь на вашу помощь, капитан. Времени осталось мало, но, я уверен, вы справитесь.

– Так точно, господин полковник! – Ли снова вскочил.

– Запомните, каждое слово, каждая цифра из этих документов должны быть сохранены в тайне. Полагаю, нет необходимости напоминать о важности этого плана. Агенты НКВД отдали бы многое, чтобы взглянуть на него.

– Я понимаю, господин полковник!

– Еще раз напоминаю, капитан, никому ни слова! В кабинет никого не пускать! Документы возвратить лично мне! Все ясно?

– Да!

– Тогда за работу, и будьте внимательны! – отдал последнее распоряжение Мацуока и вышел из кабинета.

Ли в первое мгновение не мог пошевельнуться, шаги полковника уже давно стихли, а он как завороженный смотрел на карту. Немыслимая удача… Он посмотрел на часы. Сделать к утру два абсолютно одинаковых экземпляра? Нет, это невозможно. Размеченное флажками, прямоугольниками и квадратиками, иссеченное стрелами и стрелками бумажное полотнище занимало весь стол, в таблицах содержались сотни цифр…

Но пора было приступать к делу. Капитан встал, закрыл дверь на ключ и плотно задернул шторы. Из нижнего ящика письменного стола достал кальку, которая была приготовлена специально для таких случаев. Чтобы калька не скатывалась с карты, Ли с двух сторон придавил ее блокнотами.

Цветные карандаши стремительно скользили, очерчивая позиции Квантунской армии. Цветная паутина становилась все гуще. Ли работал без перерывов. Когда в коридоре раздавались чьи-то шаги, он снимал кальку и прятал ее в тайник, оборудованный под крышкой стола. К часу ночи копия была готова. От неимоверного напряжения кружилась голова, перед глазами плясали черные мушки, но оставалось еще выполнить поручение Мацуоки – внести исправления в оригинал. Работа над картой была закончена только к трем часам утра.

Пошатываясь, Ли добрел до стоявшего в углу кресла и рухнул без сил. Глаза закрылись сами. Но сон оказался недолгим. Разбудили его отрывистые команды в коридоре. Четыре… Смена караула… Как? Уже четыре?! Но еще не сделаны таблицы, не менее важные, чем карта!

Ополоснув лицо холодной водой из графина, Ли возвратился к столу.

Пять часов… Шесть… Семь… В восемь сорок пять калька с картой и приложения к ней были надежно запрятаны в потайном кармане, а оригинал положен в сейф.

На сон уже времени не оставалось. В коридоре все чаще слышались голоса, штаб постепенно оживал. Слышно было, как к подъезду одна за одной подъезжали служебные машины.

Случайно увидев свое отражение в зеркале, Ли ужаснулся. На него смотрело землисто-серое, поросшее густой щетиной лицо с глубоко ввалившимися глазами. Считаные минуты, остававшиеся до появления Мацуоки, он потратил на то, чтобы привести себя в порядок.

Полковника он встретил гладко выбритым, в застегнутом на все пуговицы кителе. Мацуока был немногословен, похвалил за работу и, проявив редкое благодушие, разрешил отдохнуть до обеда.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...