Завершив встречу с Тихим ротмистр Ясновский не стал заезжать домой на обед и сразу отправился в отдел контрразведки, чтобы доложить Дулепову. Пессимистические прогнозы не оправдались, на явке выяснилось, что после бездарного провала операции в «Погребке» Тихий остался вне подозрений. А ведь это он был свидетелем разговора подпольщика Смирнова с неустановленным лицом о прибытии в Харбин курьера НКВД.

Прошло больше недели, но Смирнов не изменил отношения к Тихому. Более того, после того как Тихий сообщил, что контрразведке удалось восстановить часть радиограмм Федорова, подпольщики поверили ему окончательно. А вчера Смирнов дал Тихому по-настоящему серьезное задание: через связи в жандармском управлении уточнить информацию о подготовке Квантунской армии к наступлению. Хитроумный план Дулепова сработал безошибочно.

Ясновский с легким сердцем поднялся в отдел контрразведки. Там, кроме дежурного, уже никого не оказалось, время было обеденное. Дулепов обычно проводил его в ресторане, и ротмистр, которого распирала радость, решил взять машину и поехать в «Новый свет».

Шеф оказался на месте, появление зама он встретил недовольной гримасой. Известный чревоугодник, он не любил, когда ему мешали насыщаться.

Ротмистр пробормотал сбивчивые извинения, присел на краешек стула и начал доклад. Уже после первых слов вставные челюсти Дулепова резко замедлили движение, вилка, нацеленная на маринованный опенок, соскользнула, а рюмка, наполненная водкой, так и осталась стоять на столе. Это был первый крупный успех: советская шпионская сеть заглотнула наживку. Теперь уже Дулепова невозможно было удержать за столом, прямо из ресторана они отправились в управление жандармерии.

Полковник Сасо оказался на месте. Он принял их необычайно любезно, поскольку и у него имелись основания для весьма недурственного настроения. Операция по русской разведке шла без сбоев, набирая обороты, деза, запущенная под «крота», сработала, появилась реальная нить – Долговязый. Правда, тому удавалась ускользнуть от наружного наблюдения, но полковник не отчаивался, он не сомневался, что рано или поздно на него выведет Гном, который тоже сидел у них на крючке. Наблюдения показывали, что в последние дни Гном, то ли уверившись в собственной недосягаемости, то ли под давлением Долговязого, все нахальнее и нахальнее совал свой нос в чужие кабинеты и документы. Опыт и интуиция подсказывали Сасо, что операция по захвату вражеской резидентуры приближалась к финалу.

Внезапное, без звонка, появление возбужденных коллег лишний раз подтверждало это. Все свидетельствовали о том, что русские пошли ва-банк. Катастрофически тяжелое положение русских армий под Москвой, равно как и занесенный над Дальним Востоком и Сибирью меч Квантунской армии, выбора не оставляли. Похоже, в НКВД готовы были заплатить любую цену, чтобы узнать планы японского командования. Но осторожный Сасо, опасаясь, что и в белогвардейской контрразведке вполне мог оказаться красный «крот», не спешил делиться последней информацией, полученной на Гнома. Отделавшись общими фразами, он поспешил выпроводить гостей.

Сегодня гораздо больше его занимало другое: в ближайшие часы должна была начаться оперативная комбинация, затеянная против Гнома.

Сасо не выдержал и потянулся к трубке телефона. На звонок ответил полковник Мацуока.

– Объект на месте? – без всяких предисловий спросил Сасо.

– Да! – подтвердил тот.

– Чем занимается?

– Готовит сводный отчет.

– Как ведет себя?

– Ничего необычного.

– Отлично! Приступайте! – отдал распоряжение Сасо, позволив себе улыбнуться.

Теперь оставалось только дождаться результата, и он расслабленно откинулся на спинку кресла.

Рабочий день подошел к концу. Сасо встал, плотно закрыл форточку, накинул плащ и по опустевшему коридору спустился вниз. Сдав ключи дежурному, он вышел на улицу. Напротив мрачной громадой нависало здание штаба, в окнах второго этажа горел свет, за одним из них находился Гном.

В последнее время Ли приходилось работать не разгибаясь, начальник отдела полковник Мацуока завалил его документами, которые большого интереса не представляли, но ими надо было заниматься. Своим каллиграфическим почерком, в свое время спасшим его от передовой, он писал бесконечные справки, сводки и докладные. Несмотря на уговоры сослуживцев отвлечься и посетить милейших девочек мадам Нарусовой, ему часто приходилось засиживаться допоздна.

От изучения карты минных полей близ Уссури его оторвало внезапное появление полковника Мацуоки. Тот редко баловал своим присутствием подчиненных, и Ли засуетился, пытаясь застегнуть верхние пуговицы кителя.

– Да будет вам, капитан, вы не на плацу, – махнул рукой полковник и положил на стол темно-вишневую папку. Ли эта была хорошо знакома, в ней обычно хранились особо важные документы, поступавшие из Генштаба или от командования Квантунской армией.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

Другие гипотезы предназначения пирамид
Помимо известных теорий, дающих то или иное объяснение назначению Великой пирамиды, высказывался и целый ряд других гипотез. В их числе можно назвать следующие: 1. Египетские пирамиды в целом служили ...

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...

Пирамида Джосера
Пирамида Джосера - не только первая пирамида, построенная в Древнем Египте по приказу правителя III династии фараона Джосера, но и первое большое каменное сооружение монументального характера Древнег ...