– Ты, Израиль, не смотри, что Борис так молодо выглядит. Вы почти ровесники, а опыта работы у него будет не меньше твоего. Считай, с империалистической на нелегальной.

– Сработаемся, – дипломатично сказал Пономарев.

– В таком случае желаю вам успеха. И… Я надеюсь на тебя, Израиль!

Поскребышев крепко пожал Плаксу руку и направился к двери. Плакс не удержался и спросил, не заметив, что перешел на «ты»:

– Александр, это ты меня от расстрела спас?

Поскребышев обернулся и с мягкой улыбкой ответил:

– Не люблю ходить в должниках, Израиль. Ты меня – в девятнадцатом, я тебя – в тридцать девятом. Как говорится, мы теперь квиты.

– Спасибо. – Голос Плакса дрогнул. – У меня к тебе только одна просьба… Если со мной что случится, позаботься о моих…

– Брось, ты просто обязан вернуться живым! Это приказ! Запомни это, пожалуйста, – сказал Поскребышев, теперь уже окончательно прощаясь.

Пономарев проводил его и вернулся. Потом они еще долго обсуждали детали предстоящей операции. И только глубокой ночью молчаливый майор отвез Плакса на дачу. Б. Н. Пономарев, 1930-е гг. (Из фондов РГАСПИ)

Б. Н. Пономарев, 1930-е гг. (Из фондов РГАСПИ)

На следующее утро приехал Фитин. О вчерашней поездке подопечного в Москву и беседе с Поскребышевым он не спрашивал. С собой он привез новые документы, предположительно способные произвести впечатление на советника президента Гарри Гопкинса. Нужные материалы были добыты токийской и основными китайскими резидентурами.

Поджидали и старые дела. За прошедший день Плакс прочитал не более половины. Пожелтевшие листы бумаги содержали в себе ценнейшую информацию. Среди шифровок и докладных Плакс обнаружил и свои собственные. Он с жадным интересом вчитывался в скупые строчки.

А вот и сообщения Сана. На некоторых из них Плакс обнаружил скупые карандашные пометки. Вождя. Такие же пометки были и на сообщениях агента Абэ.

Плакс присмотрелся к ним и не мог не сдержать профессионального восхищения. Абэ доставал такую информацию, о которой приходилось только мечтать. В конце двадцать седьмого, опередив Сана на два года, он раздобыл тщательно скрываемый меморандум генерала Танаки, который лег в основу программы японской военной экспансии и борьбы за мировое господство. В конце двадцатых Абэ предсказал захват Маньчжурии и неизбежность военного столкновения между Японией и СССР в Монголии и на Дальнем Востоке. Ф. Э. Дзержинский беседует с чекистами. Крайний слева –

Ф. Э. Дзержинский беседует с чекистами. Крайний слева – В. Н. Манцев, крайний справа – В. А. Балицкий, с орденом Красного Знамени – Ф. Мартынов. Москва, 1923 г. (РГАСПИ. Ф. 413. Оп. 1. Д.115)

С созданием марионеточного государства Маньчжоу-го центр подрывной и разведывательной деятельности против СССР переместился на его территорию. Все тайные нити сходились в Харбине, и в самом центре тонко сплетенной паутины снова оказался Абэ. Он регулярно сообщал о засылке вражеских агентов на территорию Дальнего Востока и Сибири. Ему удалось вскрыть группу провокаторов, которые под видом советских разведчиков пытались создать фальшивую разведсеть из патриотически настроенных русских эмигрантов и китайских коммунистов. Абэ выявил десятки агентов-двойников, которые направлялись в Маньчжурию Иностранным отделом НКВД и военной разведкой, но были перевербованы контрразведкой Семенова и японцами.

Поистине бесценной оказалась его информация о позиции японской делегации на переговорах о продаже КВЖД.

В 1935 году, когда в Генеральном штабе Вооруженных сил Японии еще только приступали к разработке плана военной кампании против Монголии и СССР, ему стали известны основные его положения, а уже через неделю они легли на стол руководства в Москве.

Оперативные возможности этого агента поражали Плакса. Для Абэ, казалось, не существовало невыполнимых задач!

За сухими строчками донесений трудно было угадать, кто мог скрываться под этим псевдонимом, но из отдельных штрихов складывался смутно знакомый образ. Судя по всему, Абэ занимал один из ключевых постов в разведслужбе Японии. И чем глубже Плакс вчитывался в документы, тем более крепло в нем убеждение, что они где-то пересекались.

Одно из последних сообщений Абэ, поступившее из Сеула, носило сверхважный характер. Касалось оно подготовки японцами покушения на Сталина.

«Сеул? Ну конечно же Сеул!» – озарило Плакса.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Пирамида Джосера
Пирамида Джосера - не только первая пирамида, построенная в Древнем Египте по приказу правителя III династии фараона Джосера, но и первое большое каменное сооружение монументального характера Древнег ...

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

Загадки подводных пирамид
Время от времени в средствах массовой информации появляются сообщения о сенсационных находках ныряльщиков под водой - неких рукотворных сооружениях, неведомо как оказавшихся на морском дне. Самым гром ...