Формально, по закону, он особо опасный государственный преступник, враг народа, размышлял Фитин. Приговор никто не отменял, но… Но все изменила война. По большому счету, в войне только две противоборствующие стороны. Гитлер, который вероломно напал на нашу страну, а вместе с ним и всякая шушера, белогвардейцы, предатели, таившиеся до поры до времени, а теперь решившие взять реванш, и те, кто грудью встал на ее защиту.

И все-таки кто же ты, Израиль Плакс? Враг, затаившийся, злобный, готовый ужалить в любую минуту? Или друг? Нет, не враг! Какой, к черту, враг! Человек прошел девять кругов ада, не оклеветал ни одного из своих соратников, несмотря на жестокость следователей. И сейчас он думает не о себе, а о той страшной беде, что нависла над страной.

И здесь в гибком уме молодого начальника разведки зародилась смелая идея. А что, если его самого подключить к операции? Рискованно? Несомненно! Клеймо «враг народа» – это не шутки. Малейшая ошибка, и можно оказаться в одной камере с ним.

Страшно… А кому сейчас не страшно? Нет, надо рискнуть, все больше склонялся к принятию решения Фитин. Прямое участие Плакса в работе с Саном, вне всякого сомнения, активизирует операцию, позволит выполнить задачу товарища Сталина в срок. К тому же Сан может пойти на контакт только с Плаксом. Но как убедить в этом Лаврентия Павловича? Как? Одних только слов о надежности Плакса явно недостаточно. Необходимо найти что-то весомое, надежный крючок, с которого сорваться невозможно.

Стоп! – пронзила догадка. Жена и дочь! Родственники врага народа – это серьезный аргумент. Если вытащить их из лагеря-поселения сюда, под Москву, посадить на льготный режим, а самого Плакса направить в Штаты, получится неплохой размен. Он нам Сана и все, что с ним связано, а мы – жизнь его жене и дочери. Да, железный вариант, Лаврентия Павловича должен устроить…

Фитин возобновил разговор:

– Израиль Лазаревич! Кто такой Сан и насколько он способен осветить реальное положение в высших кругах США и Японии?

Вопрос, заданный в лоб, заставил Плакса подобраться. Как настоящий профессионал, он не спешил раскрываться и ждал следующего захода.

– Не буду скрывать, положение под Москвой тяжелое, да вы и сами все видели… – Фитин взглянул в глаза Плакса, и тот не отвел их в сторону. – Поэтому я обращаюсь к вам как к профессионалу, как к советскому человеку, который много раз не щадил себя ради Родины. Нашей Родине сейчас трудно, очень трудно, и я спрашиваю прямо: мы можем рассчитывать на вашу помощь и на помощь Сана в решении очень важной задачи?

Плакс сам потянулся к пачке папирос. Вытащив одну, он стал нервно крутить ее в пальцах. Табак просыпался на брюки, но он не заметил этого. Фитин не торопил с ответом, излишняя настойчивость могла все испортить.

После долгого молчания Плакс ответил вопросом:

– Вы гарантируете его жизнь и, самое главное, сохранение его репутации?

Это послужило для Фитина обнадеживающим сигналом. Спеша закрепить успех, он заверил:

– Да, конечно!

– Еще раз подчеркну – репутацию, – с нажимом произнес Плакс. – В положении Сана она значит больше, чем сама жизнь. В свое время он был вхож в ближайшее окружение президента США и… и императора Хирохито.

– Я даю вам слово. И еще – безупречная репутация Сана – залог успешного выполнения задания.

– Хорошо. В таком случае, что именно от меня требуется?

– Ничего сверхъестественного, восстановить связь и активно продолжить работу.

Рука Плакса с зажженной наконец папиросой повисла в воздухе. Он еще не мог поверить в то, что услышал.

– Я… я не ослышался?

– Нет!

– Как? Вы доверяете мне – врагу народа с неотмененным, но и не приведенным в исполнение смертным приговором?

На лице Фитина появилась болезненная гримаса. Он промолчал, затем нажал на кнопку вызова. В дверях появился помощник.

– Принесите нам чай и что-нибудь к нему.

– Есть! – ответил офицер.

В кабинете повисла тишина. Фитин решил дать Плаксу время прийти в себя.

После глубокой затяжки уже третьей по счету папиросы Плакс внезапно осипшим голосом спросил:

– Что с моей женой и дочерью?

– Они живы.

Ответ Фитина окончательно растопил ледок недоверия.

– Живы! Где они? Где? – заволновался Плакс.

– Видите ли, Израиль Лазаревич, – замялся Фитин, – по закону близкие родственники врага народа – извините, репрессированного – подлежат…

– Я знаю, – перебил он. – Что с ними?

– Они находятся на поселении под Нижним Тагилом. Но я думаю, в ближайшее время в их судьбе произойдут существенные изменения. Мы переведем их сюда, в нормальные условия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Тайна Большого Сфинкса
Большой Сфинкс, также как и Великие пирамиды, был построен завоевавшими Египет семитскими племенами. Доказательства этому настолько просты и очевидны, что мне непонятно, почему ученые на протяжении со ...

«Монументальное» искусство
Еще одна оригинальная пирамида и целый храмовый комплекс были обнаружены на морском дне у острова Йонагуни в самой западной части японского архипелага. Весной 1985 года местный инструктор по дайвингу ...

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...