Присвоение воинских званий:

21 ноября 1935 г. – корпусной комиссар.

Награды:

орден Красного Знамени (18 июля 1921 г.); знак «Почетный работник ВЧК – ГПУ (5)» № 33 (1923 г.); знак «Почетный работник ВЧК – ГПУ (15)» (20 декабря 1932 г.)

Арестован 13 мая 1937 г.; 21 августа 1937 г. приговорен к высшей мере наказания Военной коллегией Верховного суда СССР. Расстрелян (позже жене было объявлено, что смерть наступила 12 июля 1943 г. в местах лишения свободы). 7 марта1956 г. приговор отменен за недоказанностью. Реабилитирован.

Фитин невольно поежился. Несколько лет назад здесь, на Лубянке, руководители Иностранного отдела, один за другим, бесследно исчезали в подвалах внутренней тюрьмы. Дело дошло до того, что докладные записки в Политбюро подписывали простые опера. В тридцать восьмом, когда фашисты захватили Чехословакию, а японцы проверяли крепость советских границ на Дальнем Востоке, из обескровленных резидентур не поступало вообще ничего. Руководство советской разведки в течение ста двадцати семи дней – почти полгода! – не представило ни одного внятного доклада наверх. Ему, зеленому оперу, тогда казалось, что в НКВД разведки больше нет. Но это только казалось. Фашизму готовы были противостоять миллионы патриотов в Европе и Азии, в Советском Союзе они видели свою единственную надежду на свержение чудовищного режима. Свежая кровь влилась и в глубоко засекреченные структуры. Разведка снова ожила, но, к сожалению, те потери, что она понесла во время репрессий, когда в месяц расстреливали по двести – триста сотрудников в месяц, полностью восстановить не удалось. Почти безвозвратно были утрачены ценнейшие источники информации, и теперь Фитину приходилось по крохам собирать то, что осталось. Он часами копался в делах «врагов народа», «проникших в святая святых – в органы НКВД, разведуправление РККА, в разведку Коминтерна и даже в саму ВКП (б)».

Одно из дел – на бывшего начальника 4-го Разведывательного управления Генштаба Красной армии Яна Берзина – и сейчас лежало у него на столе. Накануне, просматривая архивные материалы, он наткнулся на его докладную записку в Политбюро. Записка относилась к концу 1935 года, в ней лаконично излагалась военно-политическая обстановка в США, Японии и Китае. Фитин не мог не отметить: Берзин сумел дать удивительно аргументированный прогноз на ближайшие годы. Дальнейшие события в Китае и Монголии подтвердили его с поразительной точностью. Особое место в записке отводилось перспективам развития американо-японских отношений. Ссылаясь на мнение неведомого источника, Берзин делал смелый вывод о неизбежности столкновения интересов Японии и США в Юго-Восточной Азии и Китае.

Вне всякого сомнения, этот источник пользовался информацией самого высокого политического уровня, заключил Фитин. Но кто он? Жив ли?

В надежде отыскать следы разведчика Фитин уже сутки не покидал кабинета. По его запросу архивисты приносили все новые и новые материалы на бывших и нынешних сотрудников разведуправления. Он перечитал сотни страниц, проанализировал десятки спецсообщений. От напряжения слезились глаза, тупая боль беспрестанно сверлила затылок, и наконец удача улыбнулась ему.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Также по теме

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...

«Замогильные птички»
В тибетскую группу входят более 100 пирамид и монументов самых разнообразных форм и размеров, четко ориентированных по сторонам света и расположенных вокруг основной пирамиды высотой 6714 метров, кото ...