Ни веселый хоровод снежинок, кружившихся за окном, ни фантастические узоры, нарисованные морозом на окне, не могли отвлечь Павла Фитина от мрачных мыслей. Печальными глазами он смотрел перед собой, и пальцы его невольно сжимались в кулаки. Огромные окна соседних зданий зияли мрачной пустотой. За ними, в глубине, угадывались пулеметные гнезда. Напротив, в сквере у Политехнического музея, притаилась зенитная батарея. Над Кремлем гигантскими серыми тушами висели аэростаты. Москва ощетинилась стволами зенитных орудий, выставила противотанковые «ежи» из железнодорожных рельсов, опутанных колючей проволокой. Одно обнадеживало – по стылым пустынным улицам медленно двигалась длинная серо-белая вереница грузовиков, в кузовах которых сидели одетые в тулупы бойцы-сибиряки. Прямо с колес – с Казанского вокзала свежее пополнение направлялось на фронт, чтобы поддержать сильно поредевшие, измотанные в боях части. Описав петлю по площади Дзержинского, колонна скрылась из виду, держа путь на запад. Там, всего в двух десятках километров от центра Москвы, гитлеровские войска предпринимали недюжинные усилия, чтобы прорваться к столице.

Но не об это сейчас думал Фитин. Мысленно он находился в Америке. И в Вашингтоне, и в Нью-Йорке советские разведчики делали все возможное и невозможное, выполняя поставленную Вождем задачу – сковать действия японцев, не допустить их нападения на восточные границы Родины. От результата этой работы зависело многое, в том числе и жизнь самого Фитина.

Начатая меньше месяца назад одна из самых секретных операций управления разведки находилась на грани провала. Группа Дервиша совершила, казалось, невозможное: добыла важнейшие сведения о планах японского командования, а дальше дело катастрофически застопорилось. Ведущий нелегал НКВД в США Грин – Ицхак Ахмеров дважды безуспешно пытался подвести к обсуждению этой информации Гарри Гопкинса, советника президента США, но тот каждый раз уходил в сторону от разговора. Заверения Ахмерова о том, что его личные отношения с Гопкинсом дают надежду на положительный результат, служили слабым утешением. Нужен был конкретный и, самое главное, только положительный результат.

Время катастрофически убывало, и операция балансировала на грани фатального провала. Все возможные варианты ее активизации были уже проанализированы, но не один из них ни на шаг не приблизил к цели.

Фитин возвратился к столу и принялся заново перечитывать разведывательные донесения, надеясь, что за пропущенной ранее деталью, мелочью может всплыть неожиданное решение, способное радикально изменить ситуацию. Первой на глаза попалась та самая злополучная радиограмма Грина, в которую его ткнул носом нарком.

«Грин – Центру

№ 4217

17. 11. 1941 г.

По сведениям хорошо информированных источников, близких к госсекретарю Корделлу Хэллу и советнику президента Гарри Гопкинсу, империалистические круги США и Японии в обстановке строжайшей секретности продолжают вести тайные переговоры с целью заключения сепаратной сделки.

Так, в середине августа 1941 года послу Японии в США Китисабуро Номуре был передан меморандум президента Рузвельта. По нашим данным, в нем содержится предупреждение японскому правительству о том, что США оставляют за собой право применить все меры, которые будут сочтены необходимыми, если японская сторона предпримет шаги в проведении политики военного господства при помощи силы или угрозы ее применения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...

БОСНИЙСКАЯ ДОЛИНА ПИРАМИД
В 1994 г. рядом с городом Високо в 22 км. от Сараево, столицы Боснии и Герцеговины, велись боевые действия между сербами и боснийскими мусульманами. Во время артиллерийских обстрелов жители города слы ...