Положив донесение в карман, Павел сделал небольшой круг и вышел к клумбе.

За короткие минуты здесь ничего не изменилось. Вдалеке у летнего павильона продолжали возиться рабочие-китайцы, из-за кустов слева все также доносился скрип колес – дворник собирал в тележку опавшую листву. Ничто не выбивалось из привычного ритма, ничто не резало его внимательный взгляд. Тем не менее он не сразу направился в город, а решил подстраховаться. Миновал Вишневую, затем свернул на Речную – там был удобный проходной двор, а за ним хорошая «вилка», позволявшая развести «топтунов». Но, похоже, их действительно не было. Редкие прохожие не вызывали подозрения.

Справа показалась знакомая арка, Павел нырнул в нее, стремительно пересек проходной двор и задворками вышел на Шпалерную улицу. Удача в этот день шла рядом с ним, подвернувшийся под руку извозчик оказался как нельзя кстати.

– К управлению дороги! – распорядился Павел, сев в пролетку.

Через пятнадцать минут они были на привокзальной площади. Отпустив извозчика, Павел пешком прошел к магазину «И. Чурин и K°», нанял такси и поехал к Дервишу. По дороге он ощупывал шершавый пакет. Ему не терпелось поскорее узнать, что там. Наконец справа и слева замелькали непритязательные пригородные строения. У заготовительной конторы Павел попросил остановиться и до дома, где в последнее время жил резидент, добрался пешком. На подходе к нему он убедился, что квартира не провалена – на своем месте во втором окне стоял горшок с белой геранью.

Павел постучался, открыл ее сам Дервиш.

– Я без предупреждения, – с порога начал Павел. – Так сложились обстоятельства. Ли…

– Проходи, поговорим в доме, – оборвал Дервиш Павла на полуслове.

Они прошли в комнату, резидент кивнул на стул, сам сел на диван и с раздражением произнес:

– Не узнаю тебя, Павел, контрразведка на хвосте висит, а тебе наплевать на конспирацию!

– Я проверялся. Но тут такое дело… Ли назначил срочную явку… – замялся Павел.

– В первый раз, что ли? Тебя учить надо?

– Не в этом дело…

– А в чем?

– Я чуть не прозевал встречу, – признался Павел.

– Послушай, я тебя не пойму, говори толком! – начал терять терпение Дервиш.

– В общем, я ее сам провел, без подстраховки. Но все прошло нормально. – Павел пустился в объяснения.

Не дослушав его до конца, Дервиш взял пакет и ушел с ним в кладовку. Двадцать минут, которые ушли на расшифровку, Павел не знал, куда себя деть. Он брался за газеты, но чтение не шло.

Когда Дервиш возвратился, на его лице играла улыбка. Павел понял, что сообщение было очень важным.

В тот же день в Москву ушла радиограмма.

«Дервиш – Центру

№ 4177

10. 11. 1941 г.

В наше распоряжение 9 ноября поступила заслуживающая серьезного оперативного внимания информация, касающаяся возможных изменений в боевом плане командования Квантунской армии. Источник информации – агент Ли.

Накануне, 8 ноября, начальник штаба армии генерал Есимото провел закрытое совещание, на котором присутствовал строго ограниченный круг лиц. Из беседы с одним из них, заместителем начальника 3-го отдела полковником Седиро, Ли удалось выяснить, что на совещании обсуждался вопрос о корректировке плана „Кантокуэн“. Перед группой офицеров оперативного отдела Есимото поставил задачу в недельный срок подготовить расчет сил, связанный с изменением направления главных ударов по частям Красной армии.

О возможном начале боевых действий японской военщины в ближайшее время могут свидетельствовать и материалы, добытые другими агентами – Саем и Леоном. По их данным, в начале ноября по указанию штаба на военно-морской базе о. Итуруп начато развертывание крупной авианесущей группировки. По неподтвержденной информации, к 25 ноября там планируется сосредоточить эскадру в составе трех крейсеров, двух линейных кораблей, девяти эскадренных миноносцев и шести авианосцев, на которых будет размещено свыше трехсот самолетов. Время и место начала боевых действий японским командованием держится в строжайшем секрете.

Из анализа представленных материалов усматривается, что объектами нападения авианесущей группировки могут стать американские и британские части, дислоцирующие в Сингапуре, Гонконге и на Гавайских островах. В частности, в одной из бесед Ли с высокопоставленным офицером штаба при обсуждении ситуации на Тихом океане было заявлено: „В ближайшее время курортная жизнь американцев на островах закончится настоящим адом“.

По информации агента Леона, полученной в жандармском управлении, целью военной экспедиции японской эскадры может явиться выход в Сиамский пролив, перехват морских коммуникаций, используемых американцами и англичанами, и оккупация нефтепромыслов на о. Борнео и в Малайе. Для перепроверки и получения дополнительной информации мною задействованы агенты Чен и Тур.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9

Также по теме

Другие гипотезы предназначения пирамид
Помимо известных теорий, дающих то или иное объяснение назначению Великой пирамиды, высказывался и целый ряд других гипотез. В их числе можно назвать следующие: 1. Египетские пирамиды в целом служили ...

«Монументальное» искусство
Еще одна оригинальная пирамида и целый храмовый комплекс были обнаружены на морском дне у острова Йонагуни в самой западной части японского архипелага. Весной 1985 года местный инструктор по дайвингу ...

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...