Молодые люди пешком добрались до Диагональной, где взяли извозчика и поехали в район железнодорожного депо. Эта часть города разительно отличалась от центра. Деревянные и реже кирпичные дома безликими облезлыми фасадами смотрели на грязную улицу. Китайцы здесь встречались гораздо чаще, чем русские.

У одного из домов Павел приказал остановиться. Предложив Дмитрию подождать в пролетке, он скрылся в подъезде. Через пять минут он спустился и расплатился с извозчиком.

Новая явочная квартира уступала прежней, запасной выход отсутствовал, утешало лишь то, что чердачное окно, вблизи которого была пожарная лестница, выходило на железнодорожное депо. Через какой-то десяток метров начиналась складская зона, где в случае опасности легко было затеряться.

В крохотной прихожей их встретила весьма почтенного возраста, но очень шустрая для своих лет бабулька.

– Мария Петровна, принимайте постояльца! – сказал Павел.

– Дмитрий, – представился молодой человек.

– Проходи, сынок, располагайся, – засуетилась хозяйка. – Вас как по батюшке величать?

– Васильевич.

– Вот и хорошо, Дмитрий Васильевич, чувствуйте себя как дома.

– Спасибо! – поблагодарил он и зашел в комнату.

– Ты пока обживайся, а я по делам! – попрощался с ним Павел, в городе его ждали дела.

Вопреки приказу Дервиша залечь на дно, весь день он промотался по мастерским, разыскивая Захара, Владимира, Сергея и Андрея. В разговорах с ними он пытался выудить нечто такое, что помогло бы выявить «крота». Домой он добрался поздно вечером, совершенно без сил. В голове его билась только одна мысль: «КТО?»

Кто из вас предатель? Захар? Владимир? А может, Андрей? Чушь собачья! За спиной каждого годы работы в подполье, участие в боевых операциях. Надежные рабочие парни. Нет, таких Дулепову не сломить и не купить. Неужели Сергей?

Сергей родился в семье амурского казака, и не просто казака, а станичного атамана. В Гражданскую войну он служил у атамана Гамова, воевал не за страх, а за совесть и дослужился до чина есаула. Кровушки на нем немало – это факт. Потом, когда белых вышвырнули в Маньчжурию, Сергей устроился в охрану КВЖД, а туда кого попало не брали. С приходом к управлению советской администрации он снова оказался на улице, но без работы не остался, через пару месяцев поступил на службу в полицию. Его участок находился в Новом городе. За год он выбился в начальники отделения. В двадцать восьмом в жизни Сергея произошел крутой перелом – он, бывший казачий офицер, стал советским агентом, работавшим под псевдонимом Денди.

Павел напрягал память, пытаясь в известном ему прошлом Сергея отыскать ключ к разгадке неприятных событий.

Впервые в поле зрения советской разведки Сергей попал в августе 1927 года, когда белогвардейцы Семенова устроили провокацию в Главных железнодорожных мастерских Харбина.

В тот день пьяные молодчики втянули в драку советских студентов Поседко, Баянова и Якушина. В Харбине они проходили практику. Один из них, здоровяк Якушин, так отделал провокаторов, что их потом с трудом мама родная могла бы узнать. Драку прекратили «случайно» оказавшиеся поблизости китайцы полицейские, которые не только жестоко избили ребят, но и отвели их в участок (зачинщиков, разумеется, отпустили), В участке студентами занялся есаул. По неизвестной причине он проявил к ним сочувствие и отпустил на все четыре стороны.

Прошло время, Якушин получил распределение в Харбин. О том давнишнем инциденте он уже почти забыл. Однажды он решил поужинать у Рагозинского, и судьба снова свела его с есаулом. Тот явно скучал над початой бутылкой и пригласил парня за свой столик. Якушин не отказался, разговор завязался сам собой. Сергей с жадностью расспрашивал о новой жизни в России, чувствовалось, что он тоскует по родине, хочет вернуться… Из «Погребка» они вышли почти друзьями, потом были еще встречи. Якушин испытывал жалость к этому человеку, как ему казалось, внешне сильному, но больному душой. Сергей тяготился службой в полиции, которая хотя давала ему кусок хлеба, но заставляла разгребать дерьмо, которого в Харбине было через край. В том, что с ним произошло после революции: Гражданская война, бегство за кордон, – Сергей готов был покаяться. Не только готов – каялся в каждую их встречу.

Когда Якушин собрался ехать во Владивосток в командировку, Сергей не удержался и передал письмо своей родне из казачьей станицы Кумары. Вскоре он получил ответ от родной сестры Марии. Сергей и предположить не мог, что за всем этим стоит НКВД. После тщательной проверки его привлекли к сотрудничеству. Со временем Денди стал одним из лучших агентов харбинской резидентуры. Добытые им материалы не раз ложились на стол руководства НКВД. Это должно было перевесить все сомнения Павла, но они, тем не менее, оставались. Так и не найдя ответа, он забылся в тревожном сне.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Также по теме

Способы постройки пирамид
По представлениям современных ученых пирамиды в Древнем Египте начали возводиться около 26 века до нашей эры. Но до сих пор не известно, как именно были построены эти чудеса света. Но одно мы можем ск ...

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Другие гипотезы предназначения пирамид
Помимо известных теорий, дающих то или иное объяснение назначению Великой пирамиды, высказывался и целый ряд других гипотез. В их числе можно назвать следующие: 1. Египетские пирамиды в целом служили ...