…Грозный окрик «Всем оставаться на местах! Проверка документов!» застал разгоряченную публику врасплох. Аплодисменты, подобно угасающей морской волне, откатились в глубь зала и быстро стихли. На эстраде, печально всхлипнув, замолкла скрипка, музыканты бочком попятились в сторону кулис, ушел и Вертинский. В зале воцарилась напряженная тишина, нарушаемая лишь пьяными всхлипами напившегося в стельку мужчины в помятом костюме, который сидел за одним из столов и которому было уже все равно, что происходит в ближайшем к нему пространстве.

Разбившись по парам, полицейские двинулись в зал. Дмитрий напрягся, он видел, что свободным оставался лишь выход на кухню. Дервиш, перехватив его вопросительный взгляд, молча кивнул.

На лице резидента не дрогнул ни один мускул, только в глазах появился настороженный блеск. За последние месяцы «Погребок» ни разу не подвергался проверкам, и сегодняшняя облава не могла быть случайной. Многолетний опыт разведчика подсказывал, что она напрямую связана с их встречей. Об этом говорило и то, что за ходом проверки внимательно наблюдали два японца в штатском, стоявшие у входа в зал.

Вместе с тем он не мог понять, почему контрразведка, если она действительно задействована в облаве, действует столь грубыми методами. Лобовой «армейский» наскок совсем не в духе полковника Сасо. Тот предпочитает многоходовые комбинации, тонкие, как и принято на Востоке. Вероятно, у него просто сдали нервы. Армия находится в боевой готовности, в этих условиях трудно смириться с тем, что у тебя под боком действуют советские резиденты, и с ними решили покончить любым путем.

Но оттуда они узнали о нашей встрече? – пытался понять Дервиш. Дмитрий привел за собой хвост? А может, действует «крот»? Нет, не похоже, в этом случае хитрый Сасо постарался бы убедить начальство продолжить игру…

Так что же им известно? Наверное, немного, раз пошли в штыковую.

Должно пронести, документы в полном порядке. Сколько раз проверяли, и все сходило, успокаивал он себя. А у моего собеседника? Он только что приехал в Харбин… Ну, хорошо, паспорт смотрел патруль при посадке в поезд, но там, если в «липе» и есть какие-то недочеты, могло сойти. А здесь? У полицейских с жандармами глаз наметан. Сыпанется на мелочи, и полный провал. Провал? Стоп! Только не паниковать! Какой же выход? Оставаться на месте? А если Дмитрий засветится? Выходит, надо прорываться, если что, ребята прикроют!

– Дима, ты первым уходишь через кухню! – шепнул Дервиш. – На двор не рвись, там наверняка засада, прорывайся на чердак, а дальше по крышам.

Дмитрий мотнул головой, возразив:

– Только вместе.

– Делай, что говорю! – Это прозвучало как приказ.

Незаметно для окружающих Дервиш подал знак двум парням, занимавшим соседний столик. Один из них с видимым трудом оторвался от стула и на заплетающихся ногах, покачиваясь, побрел к выходу. По пути он едва не сшиб дородную даму, сидевшую на его пути.

– Миль пардон, миль пардон, мадам, – запрыгал перед ней парень и, не удержав равновесия, полетел лицом прямо в роскошный бюст.

Дама взвизгнула на весь зал и принялась лупить парня веером.

– Стоять! Рюская свинья! – прозвучал грозный окрик, полицейский потянулся к кобуре с пистолетом.

На парня это не подействовало. Отлипнув от дамы, он с идиотской улыбкой на губах попер прямо на полицейского, вероятно, собираясь заключить тщедушного китайца в свои объятия. Тот не выстрелил, но рукояткой пистолета исхитрился ударить парня по физиономии. Из рассеченной губы брызнула кровь. От благодушия здоровяка не осталось и следа.

– Ах ты, обезьяна узкоглазая! Мне, русскому офицеру, в морду? Получай, сука! – прорычал он и ринулся на полицейского.

Полицейский отшатнулся, кажется, он собирался стрелять, но не успел – жесточайший хук отбросил его в сторону. Зал взорвался яростным ревом, бывшие офицеры, изрядно подогретые водкой, повскакивали с мест, самые отчаянные схватились за спинки стульев. Дамы с отчаянным визгом шарахнулись к стенам. Назревала грандиозная драка. Ее не могли остановить ни окрики полицейских, ни даже выстрелы в потолок (стрелять на поражение во время проверки документов патрулям было запрещено). Святое правило «Один за всех и все за одного!», усвоенное большинством из присутствующих еще с кадетской юности, сработало без осечек. В ход пошло все – вплоть до тарелок, которые так удобно было разбивать о головы служак.

Воспользовавшись суматохой, Дервиш с Дмитрием ринулись на кухню. Дорогу им, ловко орудуя кулаками, прокладывал второй телохранитель. В кухне они заметались по коридорам и наконец влетели в кладовую. Дремавший на мешках с рисом пожилой кладовщик ошалело уставился на ворвавшихся.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

«Роковые» камни
Озеро Рок расположено в американ¬ском штате Висконсин в 20 милях к востоку от города Мэдисон. В 1836 году Натаниэл Хейер случайно обнаружил в озере небольшую каменную пирамиду с плоской вершиной. ...

Универсальные передатчики
Обычно пирамиды воздвигались в местах выхода на поверхность Земли мощных энергетических потоков, и люди до сих пор ощущают на себе их воздействие. Первым из наших современников, кто установил ряд нео ...

Другие гипотезы предназначения пирамид
Помимо известных теорий, дающих то или иное объяснение назначению Великой пирамиды, высказывался и целый ряд других гипотез. В их числе можно назвать следующие: 1. Египетские пирамиды в целом служили ...