Вытащив несколько папок, Гоглидзе положил их на стол, бегло просмотрел материал и с досадой отодвинул папки в сторону. Дела по японской линии были свежи в памяти. Конечно, наработок много, но решить задачу, поставленную наркомом… Нет, у него не было агентов такого уровня.

«Пограничники? – перебирал он в уме тех, кто мог бы подключиться к выполнению задания. – Вряд ли, до армейских штабов им не дотянуться. Остается военная разведка. Но это при условии, что Лаврентий как следует надавит на Голикова, без него они и пальцем не пошевельнут. Посольская элита? Чистоплюи сраные! Этим только по фуршетам шляться да жен иностранных военных атташе щупать. Как ни крути, ставку надо делать на харбинскую резидентуру».

Его палец лег на кнопку вызова дежурного, тот немедленно ответил, и Гоглидзе распорядился:

– Пашкова и Гордеева ко мне!

– Есть! – прозвучало в ответ.

«Гордеев? А может, Сизов? – засомневался он уже постфактум. – Нет, этот чересчур осторожен, будет лишний раз перестраховываться, и пока до цели доберется, время уйдет. А если Павлов? Ничего не скажешь, хорош. Хватка бульдожья, но слишком нахрапист и интеллигентности не хватает. Такого господа офицеры к себе не подпустят. Все-таки Гордеев! Мать артистка, научила всяким дворянским штучкам, на французском болтает не хуже лягушатника из Парижа. Талант несомненный, не талант, а талантище – если потребуется, завербует и самого черта. Имеет опыт нелегальной работы в Маньчжурии, участвовал в проведении специальных акций. Результативный, а главное – удачливый. Удача сейчас, ох, как нужна».

Размышления прервал стук в дверь. В кабинет вошли двое – начальник разведотдела Пашков и старший оперуполномоченный 1-го отделения капитан Гордеев, последний был в штатском. Элегантный костюм безукоризненно сидел на стройной худощавой фигуре. Над высоким лбом кудрявились небрежно причесанные темно-каштановые волосы. Живые карие глаза пытливо смотрели из-под длинных ресниц. Чуть крупноватый прямой нос не портил общего впечатления. Все в нем выдавало барскую породу.

«Этот точно будет своим среди чужих», – отметил про себя Гоглидзе и предложил сесть.

– Леонид Федорович, – обратился он к Пашкову, – как идет работа с харбинской резидентурой?

– В обычном режиме. Обеспечиваем «окна» на границе и проводку до Фуцзиня, – коротко доложил офицер.

– Понятно. С резидентом знаком?

– Нет.

– А ты, Дмитрий?

– На прямой контакт выходить не приходилось. Один раз задействовал их связника, когда поступила срочная информация на Люшкова.

– Было такое, – вспомнил Гоглидзе и, испытывающе посмотрев на Гордеева, спросил: – А не побоишься снова отправиться к японцам в гости?

– Могу, хотя гостеприимством они не отличаются, – улыбнулся капитан.

– Ишь, чего захотел, чтобы после твоих фейерверков на армейских складах тебя еще хлебом с солью встречали, – рассмеялся Пашков.

– Не откажусь! А если еще с маслом и икрой, то…

– Тебе только волю дай, – остановил его Гоглидзе и, согнав с лица улыбку, строго сказал: – Ладно, шутки в сторону, ребята. Задача предстоит сложнейшая. Надо любой ценой добыть информацию о планах командования Квантунской армии.

– О планах… – присвистнул Пашков. – К какому сроку?

– Не свисти, денег не будет. Крайний срок – конец ноября этого года!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Также по теме

«Замогильные птички»
В тибетскую группу входят более 100 пирамид и монументов самых разнообразных форм и размеров, четко ориентированных по сторонам света и расположенных вокруг основной пирамиды высотой 6714 метров, кото ...

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Сильнее «Виагры»
Мексиканские пирамиды по размерам не уступают египетским, например, 60-метровая пирамида Солнца в городе Теотихуакан близ Мехико имеет основание площадью 200 кв. м. Все они усечены в верхней части, и ...