Берия вздрогнул, а Вождь с сарказмом продолжил:

– Говорят, у тебя в лагерях с местами плоховато стало, но одно, наверное, найдется?

– Товарищ Сталин, для чекиста не существует невыполнимых задач! – боднув головой воздух, выпалил нарком. При этом его голос едва не сбился на фальцет. – Если потребуется, я готов отдать за вас жизнь!

– Вот как? – засмеялся Сталин. – Вчера здесь то же самое говорил Устинов, нарком вооружения. Он отдаст, ты отдашь – так что же мне, одному работать? Умереть ты, Лаврентий, всегда успеешь. Подумай лучше, как выполнить задачу. Коминтерн задействуй. Там полно евреев, хватает их и в окружении Рузвельта. Задача твоих агентов – добыть информацию у японцев, обработать ее и запустить по надежному каналу.

– Слушаюсь, товарищ Сталин! – с чувством сказал нарком и, помявшись, спросил: – А решение Политбюро по данному вопросу будет?

От удивления брови у Хозяина поползли вверх.

– А зачем? – с усмешкой спросил он. – Партия тебе и так доверяет. Желаю успеха!

Берия суетливо сложил документы в папку и направился к выходу. Вслед ему полетела фраза:

– Доверяет, Лаврентий, но и спросит по всей строгости!

Всю дорогу до наркомата он думал о последних словах Сталина.

«Партия тебе доверяет! Какая, к е… матери, партия! Сказка для дураков! Вон Ягода и Ежов уже поплатились за это доверие шкурами! Что, теперь моя очередь? Дьявол сухорукий! Опять всех перехитрил! – Перспектива разделить участь предшественников его не вдохновляла. – Упаси бог попасть в лапы Абакумова! – поежился он, вспомнив военного контрразведчика. – Покаешься даже в том, чего и близко не было! Не оправдаю доверия – эта трусливая свора из Политбюро повесит на меня всех собак. Сволочи! Это еще разобраться, у кого руки по локоть в крови. Под расстрельными списками стоит не только моя подпись. Холуи сраные! На дворе сорок первый год. Гитлер в двух шагах от Кремля, на Востоке самураи к прыжку изготовились, и кто вам тогда жопу прикроет? Рокоссовский? Мерецков? Да эти молокососы у меня в кабинете соплями гремели, моля о пощаде! В мае похерили оперативный план этого выскочки Жукова, а к октябрю просрали пол-России… Да пошли вы все!»

Когда злость немного улеглась, Берия стал размышлять о том, как выполнить поставленную Сталиным сверхзадачу и при этом не поплатиться головой. Из того, что приходило на ум, наиболее приемлемым показался вариант «свой-чужой». Он не раз обкатывалась им еще во времена работы в Закавказской ЧК и зарекомендовал себя отменно.

Да, это безопаснее всего, укреплялся он в своих рассуждениях. Если добьемся успеха, буду почивать на лаврах, если нет – провал можно будет свалить на другого, и все закончится очередным разоблачением: в органы пробрался крупный японский агент. Но на кого можно сделать ставку? Рядовому оперу или даже начальнику среднего звена такое дело не поручишь, не тот уровень. Тут нужен минимум кто-то из замов. Кобулов? А может, Гоглидзе? Возглавляет целое управление и под боком у японцев. Оба преданы мне, как псы. Нет… Не годятся, слишком много знают!

А если Фитин? – внезапно всплыла фамилия. Почему бы и нет? Молод, в интригах не искушен, управлением руководит всего полгода. С высшим образованием – не то что костоломы Кольки Ежова: пять классов да коридор, годятся только, чтобы пятки дубьем чесать. А Фитин и головастый, и язык за зубами держать умеет, за все время ни разу не попал под прослушку. Пожалуй, слишком умен и может раньше времени догадаться, ну, тогда сам себе подпишет приговор… Берия сделал свой выбор.

К себе он возвратился в твердой уверенности поручить это архиважное и архитонкое дело именно Фитину. Несмотря на поздний час, работа в наркомате кипела вовсю. Войдя в приемную, Берия распорядился:

– Дело Фитина на стол, а самого на связь! – И на ходу бросил начальнику личной охраны полковнику Саркисову: – Ужин в комнату отдыха. Шашлык из молодого барашка, мое вино, фрукты. Побольше гранатов и винограда!

Швырнув китель на стул, он долго плескался в туалетной комнате, смывая вместе с потом остатки страха. В это время в кабинете зазвонил телефон. В дверях появилась физиономия Саркисова.

– Ужин готов, Лаврентий Павлович! Звонит Фитин, вас соединить? – спросил он.

Нарком кивнул, бросил полотенце на спинку стула, подошел к телефону и дружески поздоровался:

– Здравствуй, Павел Михайлович!

Из трубки донеслось учащенное дыхание. Молодой начальник управления смутился, подобное обращение было ему непривычно, и он ответил строго по уставу:

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Также по теме

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...

«Монументальное» искусство
Еще одна оригинальная пирамида и целый храмовый комплекс были обнаружены на морском дне у острова Йонагуни в самой западной части японского архипелага. Весной 1985 года местный инструктор по дайвингу ...

ЭПИЛОГ
Теперь я подхожу к самому невероятному эпизоду моей истории, к моему перемещению во времени, в вашу эпоху. Мы работали над овладением темпоральными полями, и нам уже удалось добиться кое-каких ус ...