Павел отложил «Харбинский курьер» на край стола и закрутил головой по сторонам. Эти его движения не остались незамеченными. Не прошло и минуты, как, картинно поигрывая подносом, к столику подскочил официант. Прежде всего на стол, без особого, правда, почтения, была выставлена запотевшая бутылка «смирновской», той самой, что выпускалась с 1863 года по волшебным рецептам предприимчивых братьев Ивана и Петра Смирнова, поставщиков императорского двора. Вслед за ней появились разнокалиберные тарелочки, миниатюрные чашечки и непременные в китайском ресторане резные палочки для еды – куайцзы.

От закуски исходил дразнящий аромат, но Павел решил подождать резидента. Тот, пунктуальный во всем, немного задерживался, но оснований для беспокойства пока не было. Чтобы убить время, Павел, похрустывая орешками, любовался рекой. В лучах заходящего солнца она казалась серебряной. На правом берегу высилась гряда холмов, поросшая буковым лесом. Это место было ему хорошо знакомо. Там, в лесу, пряталась небольшая русская церквушка. Несколько лет назад, когда еще был жив отец, они брали лодку, переплывали реку, поднимались по вверх обрывистому берегу – и попадали в совершенно иной мир.

Потрескивание восковых свечей, сладковатый запах ладана, глуховатый голос старенького дьячка – что еще нужно для русского человека? Повзрослев, Павел понял, почему в глазах отца светилась печаль. Бывало, он часами простаивал у алтаря, а потом долго сидел на лавке перед святым источником. Еще бы, здесь многое напоминало их подмосковное поместье.

Из поколения в поколение Ольшевские верой и правдой служили России, но Великая смута 1917 года, подобно урагану, волной пожаров и погромов пронеслась по стране, сокрушила вековые устои, посыпала пеплом забвения могилы великих предков, вырвала с корнем и швырнула за границу целые династии. Кровавое колесо Гражданской войны прокатилось по многострадальной земле от Бреста и до Владивостока. Никто не остался в стороне.

Сполна испила горькую чашу и семья Ольшевских. В Царицыне от тифа умерла мать, в Омске пьяная солдатня вначале надругались, а затем до смерти забила старшую сестру, младшего брата в Забайкальских степях скосила холера. Петр Ольшевский, отец, мстил жестоко, как и подобает присягавшему на верность царю и Отечеству офицеру русской армии. Во всем старался походить на него и Павел, несмотря на совсем еще юный возраст служивший под началом отца. Но на смену полупьяным революционным ордам пришла организованная Красная армия. Новый революционный порядок приобретал все более осмысленные черты.

…Последние сто километров до границы с Монголией были для них особенно трудны. Конники Иеронима Уборевича, бывшего подпоручика царской армии, артиллериста, преследовали их по пятам, косили пулеметным огнем, рубили шашками раненых, а тех, кто уцелел, связывали колючей проволокой и сбрасывали в реку. Глубокой ночью остатки отряда, чудом вырвавшись из кольца, захватили Соловьевку. После свирепой расправы с десятком красноармейцев, попавших в плен, они ушли за границу.

В память Павла намертво врезался пронзительный скрип ветряка, на крыльях которого были распяты еще живые бойцы. Вот уже несколько лет его мучили одни и те же вопросы: почему люди одной по преимуществу веры так безжалостно уничтожали друг друга? почему тысячи русских вынуждены были искать спасение на чужбине? почему те, кто остался, спешили отречься от прошлого, заново переписывали историю?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Список использованной литературы
1. Александр  Васильевич Суворов: К 250-летию со дня рождения. – М.: Наука, 1980. 2. Андреев И. А.  Боевые самолеты. – М.: Молод. гвардия, 1981. 3. Азимов А.  Путеводитель по науке. ...

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...