Изрядно поработав локтями, пробился в магазин «И. Я. Чурин и K°», потолкался в главном зале, примерил шляпу, купил газету, поболтал с хорошенькой продавщицей, поглядывая при этом в зеркала. Вроде бы слежки за ним не наблюдалось, однако он не спешил выходить на улицу. Будучи человеком молодым, он не мог не остановиться у прилавка, пестревшего, словно павлиний хвост, набором модных галстуков. Особенно ему понравился темно-зеленый, с золотистыми драконами. Почувствовав это, прыткий приказчик тут же начал обхаживать клиента: услужливо подставил зеркало, с одобрением зацокал языком, закивал набриолиненной головой. Галстук и в самом деле был хорош и, несмотря на заломленную цену, стоил того.

Теперь, когда все требования конспирации были соблюдены, можно было с легким сердцем идти на встречу с резидентом. Отлично продуманные действия сбили бы с толку и самого опытного из шпиков, тем не менее на улице Павел подстраховался. Пару кварталов он прошел неспешным шагом праздно гуляющего человека, засматриваясь на витрины и женщин, а затем шмыгнул в подворотню, где затаился в нише. Через несколько минут, убедившись, что «хвоста» за ним нет, он смело направился к китайскому ресторанчику, где намечалась встреча.

Улица шла под уклон, и ноги сами несли к цели. Вскоре за деревьями проглянула серебристая гладь реки. Теплая, без дождей погода благотворно повлияла на своенравную Сунгари. Прозрачные воды ее мирно журчали у свай горбатого мостика, ведущего к ресторану, расположенному на живописном островке. У кромки камыша большими поплавками покачивались джонки, рыбаки-китайцы, незлобно поругиваясь, тянули сети. Павел остановился и понаблюдал за ними. Китайцам везло: жирные сазаны, сверкавшие в воздухе чешуей, похоже, весили прилично. Оставалось только вздохнуть – заядлый рыбак, Павел не мог вспомнить, когда в последний раз он сидел с удочкой. После двадцать второго июня свободного времени у него не оставалось.

Торопливое тиканье часов напомнило о том, что встреча приближалась. Достав из кармана пальто газету «Харбинский курьер», Павел вошел в ресторан. Народу было довольно много. Большинство – китайцы и корейцы, и лишь в дальнем углу расположились европейцы. Сомневаться не приходилось: это были немцы, пиво у них за столом лилось рекой. Кто-то уже затянул «Песню о свастике». «Свастика в белом круге на огненно-красной основе освобождает весь мир…» – эту песню часто крутили на германских волнах.

Павел расположился на открытой веранде. Отсюда неплохо просматривались вход и бóльшая часть зала.

– Что хочет заказать господин? – Официант, само подобострастие, возник словно из воздуха.

Не заглядывая в меню, Павел заказал хуаншэн – жаренный в масле арахис, к которому питал особую слабость, и свинину. Здесь ее готовили отменно, он знал это. Отдаленно она напоминала русский, а вернее кавказский, шашлык, только более острый и почему-то хрустящий, хотя само мясо оставалось отменно мягким. Аппетит разгорался. Недолго поколебавшись, он добавил к свинине рыбную закуску в сладком соусе, грибы муэр и бутылку «смирновской» водки. Прохвост-официант, кинув на Павла оценивающий взгляд, предложил ему «особое меню», подразумевавшее опиум, но Павел так зыркнул на него, что тот, моментально уменьшившись в росте, исчез на кухне.

Время до встречи с президентом еще оставалось, и Павел развернул принесенную газету. С ее страниц белогвардейская верхушка взахлеб трубила о скором крахе Советов. В Харбине, Хайларе и Хэгане штабы атамана Григория Семенова вели запись в добровольческий корпус. Союз «Освобождение» призывал к сбору средств на нужды «русской армии». Он же призывал к крестовому походу против «жидомасонской верхушки Советов». Ненависть к той власти, что была в Москве, сочилась из каждой строчки. Павел хорошо знал эту публику. Бывшие жандармы грозились увешать большевистскими вождями все фонарные столбы на нынешней улице Горького, а прежде – Тверской. Им вторили истеричные дамы, давно разменявшие дворянскую честь на харбинской панели. В урапатриотическом порыве были они готовы принести себя в жертву «коммунистическому быдлу» ради спасения оскверненного Отечества. О том, что это Отечество не смогли поделить между собой их амбициозные мужья – царские министры и генералы, они как-то упускали из виду. Читать это печатное варево, обильно сдобренное клеветой, было неприятно, но разведчик – это прежде всего выдержка, хочешь не хочешь, а «мина» должна быть подходящей. К тому же газета служила сигналом для резидента.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...

Китайская Белая пирамида выше египетской!
Весной 1945 года американский военный летчик Джеймс Гаусман совершил вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе в «запретной зоне», в юго-западной части Китая. Оглянувшись вокруг, он ...