Попрощавшись, Дервиш уехал на извозчике, а Павел решил пройтись – после сытного обеда, обильно сдобренного водкой, хотелось размяться. Но вскоре он взмок, и это несмотря на то, что снял свое модное драповое пальто. С трудом дотащившись до отеля «Модерн» (дорога шла в гору), он все же нанял пролетку.

С транспортным средством ему явно не повезло. Старая кляча еле передвигала ноги. Ее обгоняли даже рикши. Самые нахальные из них норовили ткнуть клячу в бок, что она переносила стоически. Зато ее хозяин, судя по всему, бывший хорунжий, не стеснялся в выражениях. Такого отборного мата, пусть и произнесенного вполголоса, Павел не слышал давно, наверное со времен Гражданской войны.

Он уже начал терять терпение, когда наконец показалось здание конторы. Перед ним было многолюдно – приехали артельщики. Они могли заявиться в любое время, хоть ночью. В конторе к этому относились с пониманием. Путь из тайги был неблизким, а в Харбине переночевать могли единицы, только те, у кого здесь жила семья.

В коридор стоял невообразимый гвалт, зато в главном зале, где сортировали сырье, царила почти аптечная тишина. На сей раз привезли корни женьшеня. Павел знал, что по-китайски это растение называется корень жизни, а если точнее – корень-человек.

Бригадир артельщиков, морщинистый пожилой китаец, бережно раскладывал на столе привезенные экземпляры. Павел подошел и взял в руки один из корней. И вправду похож на человека. Вот голова, вот туловище, ноги, как у портового грузчика. Казалось даже, что корень дышит. Цвет корней разнился. Встречались бледно-розовые, были желтоватые, преобладали сероватые. Старые корни были большими и тяжелым, но они ценились меньше. Лучше всего артельщикам платили за молоденьких пятилеток, а всего женьшень живет до ста лет. Из корней делают ценное лекарство, и в виде настоек, и в виде порошков, и в виде обыкновенных таблеток. Павлу больше нравились таблетки – очень удобно: принял утром пару и весь день чувствуешь себя как огурец. Лучшего тонизирующего средства еще не придумали, однако принимать его надо с осторожностью, у кого есть опухоли, могут пострадать – женьшень провоцирует их разрастание.

Постояв немного и понаблюдав за сортировкой – лучшие корни отправлялись на один стол, похуже – на другой, – Павел отправился к себе. К своему изумлению, в кабинете он увидел Виктора, о котором недавно рассказывал Дервишу. Судя по его виду, произошло что-то чрезвычайное.

Забыв поздороваться, Виктор сказал:

– Японцы арестовали Сергея и Лю!

– Что?! – Павел тяжело опустился на стул.

Это был еще ощутимый удар по цепочке связников.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 

Также по теме

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Другие гипотезы предназначения пирамид
Помимо известных теорий, дающих то или иное объяснение назначению Великой пирамиды, высказывался и целый ряд других гипотез. В их числе можно назвать следующие: 1. Египетские пирамиды в целом служили ...

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...