Подходил к концу октябрь, когда в Южную и Центральную Маньчжурию неожиданно возвратилось явно не догулявшее свой сезон роскошное бабье лето. Как и положено, над убранными полями серебристыми ниточками тянулась паутина, но перелески вдруг закурчавились молодой листвой, а пригороды Харбина снова окрасились в нежный бело-розовый цвет – вопреки законам природы в садах зацвели абрикосовые деревья и алыча. Город, умытый дождями, ожил под лучами теплого не по-осеннему солнца и засиял как новенький пятак.

Наступило время обеда, на Китайской улице открылись многочисленные рестораны и ресторанчики, над плетенными из лозы столиками, выставленными на тротуары, словно поздние осенние цветы, распустились яркие бамбуковые тенты. Обоняние самых привередливых гурманов дразнили возбуждающие аппетит ароматы. Чего стоил, например, запах усянцзы, утки, замоченной в ячменной патоке и зажаренной на углях из каштанового дерева! Те, кто уже отобедал, с удовольствием толкались в центральных магазинах: «И. Я. Чурин и K°», «Кунст-Альбертс», «Каплан и Варшавский», где продавались товары со всего света.

Ближе к железнодорожному вокзалу было и вовсе не протолкнуться. Здесь собирался люд попроще, и вел он себя соответственно. Беспрерывные гудки автомобилей, мелодичная китайская музыка, истошные выкрики рикш, требующих дать им дорогу, многоголосие бурной перебранки, чей-то звонкий смех, лающая немецкая, а рядом с ней – русская речь… Невероятная какофония звуков сливалась в единую музыкальную пьесу, в которой с каждым днем все более отчетливо слышались тревожные ноты.

Канонада мировой войны, эпицентр которой переместился в Россию, доносилась и сюда, в Маньчжурию. Ее слышали все – и бедняки кули, вынужденные глотать рис в своих ветхих фанзах, и уж конечно те, чье благосостояние непосредственно зависело от развития событий. Грядущий исход битвы за Москву заставлял тревожиться одних и поднимал воинственный дух у других.

В штабе Квантунской армии вот уже четвертый месяц сидели как на иголках, ожидая приказа из Токио к наступлению, но военный министр Хидэки Тодзио продолжал кормить подчиненных «завтраками». Чтобы дать выход боевому пылу офицеров и солдат, начальник штаба генерала Умэдзу приказал им упражняться на полигонах. На загородных стрельбищах, ни на минуту не прекращаясь, велась оглушительная пальба. В целях экономии, правда, использовались холостые патроны. В черте города рябило в глазах от серых армейских мундиров, военные патрули активно прочесывали рабочие кварталы, блошиные рынки и прочие бойкие места. Им помогали полицейские и жандармские наряды.

Особенно много было филеров. В принципе, вычленить их из толпы, особенно человеку опытному, с наметанным взглядом и отменно развитым чутьем, не составляло особого труда. Сомнительные личности жуликоватого вида, по одному, по двое отиравшиеся у железнодорожного вокзала, в речном порту, на стоянках такси и перед гостиницами… Воровской люд держался от них подальше. Были филеры и вполне респектабельной наружности, однако их выдавали цепкие взгляды, вкрадчивые движения и, в сущности, совершенно одинаковые физиономии. Впрочем, карманникам можно было не беспокоиться. «Гончие псы» охотились совсем на другую дичь. Их интересовали коммунистические агенты, за которых можно было получить щедрое вознаграждение.

Павел Ольшевский сложил пухлые бухгалтерские папки в шкаф, надел недавно купленное драповое пальто, хотя и было оно совершенно не по погоде, вышел из конторы и окунулся в людской водоворот. Ближе к центру водоворот закручивался у входов в разного рода развлекательные места.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

Пирамида в Сейле
Пирамида в Сейле – это пирамида, которая находится недалеко от железной дороги, между Фаюмом и Нилом, на горе. Данную пирамиду обнаружили в 1898 году, это был Людвиг Борхардт. Стоит отметить, чт ...

Послание «Сынов Неба»
В 1947 году, случайно пролетая над центральным Китаем, американские летчики примерно в 100 километрах от горы Сиань в провинции Шэньси обнаружили комплекс гигантских пирамид, высота самой крупной из к ...

Пирамида Джосера
Пирамида Джосера - не только первая пирамида, построенная в Древнем Египте по приказу правителя III династии фараона Джосера, но и первое большое каменное сооружение монументального характера Древнег ...