Правда, маршрут войска Дария в описании Геродота выглядит весьма сомнительным — за два с лишним месяца оно якобы прошло земли почти всех народов Скифии, через Причерноморье добралось до Дона, форсировало его, потом вдоль реки двинулось в глубь страны, сожгло город Гелон, оставленный жителями. вышло куда-то в Поднепровье и оттуда вернулось в степи… Не говоря уж о том, что для огромной армии, обремененной обозами, сроки такого похода явно нереальные, Дарий оставил на Дунае свой понтонный парк — дважды пересекать Днепр, а также Дон и другие реки было бы для него слишком проблематично. Поэтому более логично предположить, что вся воина развернулась в степях между Дунаем и Днестром или по крайней мере между Дунаем и Днепром. (Как лихо в этих краях можно погубить армию, показал, например, Прутский поход Петра Первого). Это подтверждают и более поздние авторы — скажем, Страбон, писавший, что войско Дария погибло в "Гетской пустыне", по которой водили его скифы. Возможно, персы и форсировали Днестр (в легендах перепутанный с Доном), разумеется не в нижнем течении. И сожгли какой-то праславянский деревянный город — их в этих местах обнаружено несколько. Но за Южный Буг и Днепр они явно не заходили.

Кстати, из описания этой войны видно, что «скифское» остроумие было присуще не только Анахарснсу. Стала уже хрестоматийной история о том, как Дарий, все дальше и дальше углубляясь в Скифию, послал отступающему Идантирсу возмущенное письмо: "Зачем ты убегаешь? Если ты силен — остановись и мы померяемся силами. Если ты слаб — остановись и признай мою власть". На что получил ответ: "Я не убегаю, а кочую так, как привык кочевать; а сильнее мы тебя или слабее — пойми из моего подарка". Подарок же состоял из птицы, мыши, лягушки и пяти стрел, что при правильной расшифровке означало: "Если вы не скроетесь в небо, как птицы, или в землю, как мыши, или в воду, как лягушки, то все погибнете от наших стрел".

И Дарий в полной мере сумел оценить это, когда его измученная армия вынуждена была повернуть назад, — скифы обрушились на нее со всех сторон и принялись истреблять, налетая днем и ночью. А один из их отрядов пошел наперерез Дарию и отсек обратный путь к переправе. Собственно, спасло персидского царя лишь стечение обстоятельств. Степняки-скифы, логически рассуждая, что выбираться он будет по тем местам, где сохранилась трава и вода, туда и бросили свои силы, рассчитывая его перехватить. Но у Дария-то логика была другая — не считаясь с потерями людей, падежом коней и верблюдов, он в панике бежал по своим старым следам, где все было выжжено и вытоптано, зато не было опасности заблудиться Уже вблизи переправ, чтобы отвлечь внимание преследователей, он бросил в лагере 80 тысяч "самых изнуренных и тех, чья гибель имела наименьшее значение". А сам с частью приближенной гвардии сумел проскочить через Дунай под покровом ночи, да и то благодаря верности эллинских вассалов, сохранивших переправу, несмотря на дружеское предложение скифов разрушить ее и тем самым обеспечить себе свободу. По этому поводу родилось еще одно их глубокомысленное высказывание, ставшее афоризмом: "если греки свободные люди, то нет людей их трусливее; если греки рабы — то нет рабов их преданнее".

Закончилась кампания полным триумфом скифов — преследуя бегущие остатки персидской армии, они сами переправились через Дунай и дошли до Дарданелл, захватив зависимый от Персии Херсонес Фракийский (ныне Галлиполи). Намеревались они вторгнуться и в саму Персию и даже начали по этому поводу переговоры со Спартой, чтобы ударить с двух сторон. Но тут уж помешала еще одна случайность. Скифские послы, прибывшие в Спарту, оказались такими мастерами по части выпивки, что общавшийся с ними царь и полководец Клеомен, непривычный к подобным дозам, в ходе переговоров свалился в белой горячке и повредился в уме. Кстати, тем не менее государствам Эллады, которые еще не были покорены Дарием, именно Скифия помогла сохранить и отстоять их независимость. Потому что после катастрофы в причерноморских степях Персия сумела оправиться далеко не сразу, и лишь через 20 лет Дарий смог начать действия против Греции. И посылал на нее уже не такие гигантские армии, а обычные карательные экспедиции, одну из которых разметала буря, а другая была разбита при Марафоне.

В IV в. до н. э. скифский царь Атей широко развернул завоевательную политику. Античные историки рисуют его весьма яркой личностью: мудрым правителем, заботливым «отцом» своего народа, милостивым к побежденным и полководцем истинно "суворовского типа". Например, когда к нему прибыли послы царя Македонии, 90-летний Атей, собственноручно чистя скребницей коня, спросил, делает ли так же их повелитель. А когда получил отрицательный ответ, удивился: "Как же тогда может он идти на меня войной?" Атей подчинил греческие города Причерноморья. Некоторые из них, например Никоний, ему пришлось для этого брать штурмом, хотя разорять их и отдавать на разграбление, как обычно поступали «цивилизованные» завоеватели того времени, он не стал, удовлетворившись признанием подданства и данью. Захватил он и часть задунайской Фракии, но столкнулся здесь с другим завоевателем, Филиппом Македонским. В 339 г. до н. э. Филипп нанес ему жестокое поражение, по свидетельствам современников, опять лишь с помощью какой-то военной хитрости, хотя конкретные версии на этот счет расходятся. Погиб и сам Атей, однако в глубь Скифии Филипп благоразумно не пошел.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10

Также по теме

Универсальные передатчики
Обычно пирамиды воздвигались в местах выхода на поверхность Земли мощных энергетических потоков, и люди до сих пор ощущают на себе их воздействие. Первым из наших современников, кто установил ряд нео ...

Розовая пирамида
Северная пирамида (либо Розовая пирамида) входит в число самых крупных пирамид Египта и занимает третье место по высоте среди всех египетских пирамид. Расположена данная пирамида на территории Дахшурс ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...