Археологические данные показывают, что около 1250 года резко сворачиваются торговые связи Микен и других ахейских городов с Египтом, Сирией, Финикией, то есть война требовала полного напряжения сил и отдачи материальных ресурсов, а с Иллирией и Фракией связи прерываются совсем — они входили во враждебную коалицию. Эти данные сходятся и с мифологической хронологией, и с данными радиоуглеродного анализа, определившего, что падение Трон (так называемая «Троя-7а», т. к. и до нее, и после нее на том же месте были другие постройки города), сопровождаемое сильным пожаром и разрушениями, произошло где-то в 1250–1200 гг. до н. э.

После побед ахейцев на запад устремились новые волны переселенцев, главным образом из разоренных и захваченных районов Малой Азии. Во многих источниках эти племена известны как "пароды моря". Они обосновались на островах, в Сев. Африке, нападали на Египет, вовсю пиратствовали на морях, окончательно подорвав ахейскую торговлю. В Сицилии беженцы из Троп образовали. народ элимов, основавший там несколько городов, а в Италии следы малоазиатской культуры обнаружены при раскопках древних Лация, Лавинии, Политория, Фикана. Как показывают археологические данные, предание об Энее было тут известно задолго до создания «Энеиды» — по крайней мере в VIII в. до н. э. Другие легенды связывают его фигуру с Фригией (Дионисий Галикарнасский, Агафокл, Деметрий из Скепсиса) и с Фракией (Арктин, Гелланик, Дамаст Сигейский, Эгесиант, Арисиф). Многочисленные изображения Энея найдены на сосудах и в статуэтках этрусков. Поэтому есть версии, связывающие легенду о переселении Энея именно с этим народом (по другой гипотезе они произошли от смешения двух ветвей пеласгов, пришедших в Северную Италию через Фракию и Иллирию, и тирренов, перебравшихся на материк с Сардинии). Гелланик напрямую связывал этрусков с одной из ветвей пеласгов. Ликофрон и Дионисий Галикарнасский производили их от потомков Пеласга Тархона и Тиррена, переселившихся из Малой Азии в Италию после Троянской войны. Любопытно, что сами этруски, по свидетельству Дионисия Галикарнасского, называли себя «расена», а уже в христианские времена Стефан Византийский считал их "словенским племенем".

Но все известные нам народы, «переезжавшие» на Апеннинский полуостров с востока — пеласги, тиррены, этруски, троян-цы, — уже заставали там другие индоарийские племена — латинян, умбров, италиков и др. Наконец, на севере Италии и дальше, за Альпами, на территории современных Франции и Британии, жили кельты, по уровню культуры не уступавшие цивилизациям Средиземноморья, а во многом и превосходившие их — в металлургии, гончарном деле, даже в технике помола зерна. Между прочим, не кажется ли любопытным созвучие: пеласги — белги (кельтское племя) — пелигны (италийское племя) — эллины — пелиштим (филистимляне) — палайсы (одно из племен Хеттского царства)? Хотите — добавьте сюда же полян… Можно привести и другие примеры подобных «цепочек», протянувшихся по всему свету. Скажем, фризы — франки — фракийцы — фригийцы фарси… Разумеется, близость звучания этнонимов могла где-то быть и чисто случайной. Но ведь не исключено и другое: какие-то из племен, носящих похожие названия являлись ветвями одних и тех же пра-народов, расселявшихся по Земле разными путями.

Так, заселение Средиземноморья велось с двух сторон: сухопутным путем через Центральную и Западную Европу и сухопутно-морским — через Малую Азию, Эгейские острова, Грецию. Разошедшиеся в глубинах прошлого где-то на Дону или на Волге, народы встретились лишь в Италии на рубеже II–I тысячелетий до н. э. Конечно, к этому времени они стали уже чужими друг для друга. Разница, накопившаяся на таких промежутках времени и дополняемая элементами культуры, привнесенными от других народов, с которыми соприкасались те и другие потомки общих предков, оказалась уже слишком велика.

Но общность прослеживается не только в принадлежности к единой языковой семье и созвучии этнонимов. Ее отчетливо можно увидеть и в близости культуры. Скажем, в сходстве древних религий от Индии до Западной Европы, похожих мифологических линиях, ритуалах, в близости имен и функций тех или иных богов. В сильном магическом начале, присущем как раз "первой волне" арийских народов, — здесь и многочисленные индийские школы, и знаменитые персидские маги, в Средиземноморье — магия этрусков, в Западной Европе — кельтских друидов. От Индии до Галлии существовала, например, практика гадания по внутренностям жертвенных животных, основывавшаяся на общих принципах. Рассматривая космогонические учения, изложенные в этрусской «Суде» и пехлевийских текстах зороастрийцев, французский исследователь А. Пиганьоль доказал, что они восходят к какому-то общему источнику. Похоже, ближневосточное происхождение имеют и греческие космогонические теории Гесиода и Аполлония Родосского. С другой стороны, у этрусков была очень развита растительная магия. Но она имела важное значение и в Индии, и у кельтских друидов. Ирландский ученый В. Бетам в своей работе "Кельтская Этрурия" осветил и другие многочисленные параллели (См. Немировский А. И. "Этруски — от мифа к истории". М., 1983).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

ОТ АВТОРА
Парадоксально — но факт: чем дальше уходит человечество от своего далекого прошлого, тем больше нового узнает о нем. Так, XIX и начало XX вв. ознаменовались археологическими открытиями Трои, Микен ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...

Пирамида Джосера
Пирамида Джосера - не только первая пирамида, построенная в Древнем Египте по приказу правителя III династии фараона Джосера, но и первое большое каменное сооружение монументального характера Древнег ...