«Что у них тут, кондитерская, что ли, за ближайшей дверью?» — подумал Леонидов, наблюдая за работой двух толстеньких продавщиц. За кассой сидела еще одна коровоподобная девица со светлыми волосами, стрижкой «каре», в ярко-малиновом свитере с молнией посередине. У нее было такое злое лицо, что Леонидов сразу же мысленно примерил ей гестаповскую пилотку и черную форму со свастикой на рукаве.

Обозрев все это откормленное великолепие, Алексей догадался, что главный здесь — молодой человек, сидящий за столом с монитором, двумя телефонами и табличкой «Управляющий». Его-то размеры прямо-таки подавляли любое разыгравшееся воображение. Кустистые брови, сочный рот и короткопалые руки больше подходили к образу рубщика мяса, чем человека, трудящегося на столь интеллектуальном поприще. Но в монитор он смотрел с умным лицом, так что любой посетитель сразу же проникался важностью его работы.

Прилепленная к карману управляющего визитка подсказала Леонидову, что перед ним некий Иванов В. В. У остальных тоже были визитки, и на них было что-то написано, но издалека разглядывать ему показалось не с руки. Тем более, что в это время из боковой двери вышел хрупкий молодой человек, явно не сочетающийся со всей этой компанией, и предложил свою помощь. На его кармане тоже висела табличка с надписью «Иванов», но уже «А. А.». -

— Спасибо, я как-нибудь сам. — Леонидов направился к тому Иванову, который был главнее.

— Что вы хотели? — все так же не отрывая взгляда от монитора, спросил тот.

— Уголовный розыск. Я расследую убийство вашего шефа, Александра Сергеевича Серебрякова. — Леонидов попытался показать удостоверение, но оторвать управляющего от монитора, видимо, могло только цунами.

— Сейчас рабочее время, — попробовал продемонстрировать служебное рвение В. В. Иванов.

— Какое совпадение, у меня тоже, Народу у вас маловато, кризис, наверное, злобствует, проклятый. Уделите, Христа ради, пару минут, тем более с разрешения Павла Петровича, а? — разозлился Леонидов.

Иванов неохотно оторвался от монитора, и наконец Леонидов увидел его глаза, похожие на два ледяных айсберга.

— Пройдемте в мой кабинет.

Алексей двинулся вслед за его необъятной спиной в сторону боковой двери, очевидно ведущей в служебные помещения.

Боковая дверь оказалась входом в хитрое сплетение кабинетов, кабинетиков, кабинетищ и подсобных закутков. Узкий, как кишка, белый коридор протолкнул капитана уголовного розыска и управляющего в маленькую комнатку стандартного в этом заведении белого цвета. Из мебели в ней содержались только стол, два кресла, компьютер, монитор, два телефона. Управляющий сел за стол и снова сразу же уставился в монитор; Леонидову досталось одно из кресел.

— Я вам представился. Могу поинтересоваться вашим именем?

— Валерий Валентинович Иванов. Управляющий торговым залом.

Наверное, он был глубоко уверен, что все остальные в этом мире читать не умеют.

— Очень, очень приятно. Кстати, а менеджер Иванов А. А. ваш однофамилец?

— Двоюродный брат.

— Надо же. А еще какие-нибудь ваши родственники здесь работают?

— Это имеет какое-то отношение к вашему делу?

— Я пока еще сам не знаю, что имеет отношение к нашему делу, а что нет, поэтому надеюсь получить ответы на все свои вопросы.

— Пожалуйста. Моя жена работает в торговом зале продавцом.

— У вас семейный подряд?

— Я предпочитаю людей, которым могу доверять.

— Значит, у фирмы «Алексер» есть тайны?

— Коммерческие тайны есть у любой фирмы. Моя жена может рассказать их только мне, а чужая — абсолютно постороннему человеку.

— Логично, а главное, что деньги из семьи не уходят. Бухгалтер фирмы вам, случайно, дядей-тетей не приходится?

— Бухгалтера нанимал Серебряков. — Эмоции у господина управляющего явно отсутствовали. Видимо, он здорово понаторел в битвах за материальное благополучие своей семьи.

— Остальных сотрудников, я так понимаю, нанимали вы?

— Да, это входит в мои обязанности. Когда меня назначили директором, я привел свою команду.

— Предварительно уволив тех, кто здесь до нее работал?

— Мне предоставили полную свободу действий. Думаю, это обоснованно и я оправдал доверие руководства.

— И много людей вы уволили, оправдывая это доверие?"

— Всего-навсего семь.

— Прекрасно! А вам не кажется, что по отношению даже к одному человеку слово «всего» звучит как-то не очень гигиенично? Всего семь слегка покалеченных жизней во имя высокой цели. Видимо, цель у вас достаточно высокая, чтобы стоило одним махом увольнять столько людей? А на дворе кризис, вы представляете, что значит сейчас найти работу? А если у кого-то детей кормить нечем или больные родители на иждивении? Приказ об увольнении подписывал Серебряков? Кто разговаривал с этими людьми в их последний рабочий день? — Леонидов едва сдерживал себя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Также по теме

БИБЛИОГРАФИЯ
1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета- Синодальное издание. 2. Авеста. — М, Дружба народов, 1993. 3. Аверинцев С.С. Плутарх и античная биография. — М, 1973. 4. Агбунов М.В. За ...

«Роковые» камни
Озеро Рок расположено в американ¬ском штате Висконсин в 20 милях к востоку от города Мэдисон. В 1836 году Натаниэл Хейер случайно обнаружил в озере небольшую каменную пирамиду с плоской вершиной. ...

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...