Когда человек, всю жизнь пользующийся общественным транспортом, попадает в мир больших денег, первое, что его поражает, — это машины. Есть мнение, что автомобиль — это не роскошь, а средство передвижения, но стоит увидеть некоторые экземпляры, как оно повергается в прах. Зачем, скажите, средству передвижения эти зализанные формы, нежно-розовый цвет и пушистая меховая обивка огромного салона? Утыканные кучей антенн, гирляндами разноцветных огней и блестящими штуковинами, они сигнализируют только об одном: стой, прохожий, здесь вложены большие деньги! Причем на надежность и скорость сей монументальный вид мало влияет. Настоящие бессменные трудяги, не подводящие своих владельцев, вид имеют скромный, цвет неброский, стереометрию обычную. Примерно таким мыслям предавался Алексей Леонидов, крутясь возле стоянки, но, как и у всякого мужчины, играло ретивое при виде столь внушительной галереи дорогих автомобилей. «Ах, если был бы я поэтом, я б всю жизнь писал об этом», — грустно срифмовал безлошадный Леонидов, взирая на приближающегося Пашу. Нет, конечно, он не сел в отечественный «жигуль», прижавшийся к бордюру в тени великолепных импортных красавцев, и старенькую «ауди» тоже минул, даже не бросив на нее взгляд. Новенький сияющий «пежо» красного цвета — вот куда направил свои стопы коммерческий директор, сопровождаемый роскошной Норой.

«Пежо» — это, наверное, от слова «пижон», — подумал Алексей, наблюдая, как усаживается в машину Паша. — Интересно, если ему хватает на такую жизнь, какие же прибыли были у покойного шефа?»

Сверкающая перламутром машина плавно вырулила со стоянки и, взревев, рванулась прочь. Коммерческий директор не привык беречь хорошие вещи.

«Боюсь, Павла Сергеева рано снимать с подозреваемых, несмотря на то что у него есть столь убедительное алиби в лице Норы», — сделал вывод следователь Леонидов и пешком потопал в сторону метро.

Первое поверхностное мнение о деле он уже для себя составил. Осталось начать взламывать шкафы в поисках запрятанных скелетов, а в том, что действующим лицам есть что скрывать, Леонидов не сомневался. Явно недоговаривала что-то жена, строила из себя дуроч- ку любовница и врал коммерческий директор. И у каждого наверняка был повод избавиться от Серебрякова. Дело, конечно, было тухлым, но покопаться в нем стоило.

— Алло! Привет, подруга, узнала?

— Нора? Привет.

— Не спишь еще?

— Уснешь тут. Одна в квартире, а по телевизору какие-то кровавые драмы. По первой «Зов убийцы», по российской какой-то там свидетель, а по кабельному вообще «Полночный маньяк». И это после вчерашнего.

У меня свет горит в квартире во всех углах, а все равно страшно.

— Да уж. Ты сама-то выстрелы слышала?

— Я сериал смотрела. Каждый день в десять начинается, а из-за Шурика две серии в неделю приходилось пропускать. Как приходил, сразу переключал, терпеть не мог фильмы размером больше одной серии. А вчера Серебрякова нет и нет. Думаю, слава тебе, господи, может, в пробке сидит, хоть десять минут посмотрю, а оно вон как оказалось. Представляешь, я-то, дура, еще порадовалась, что он задерживается.

— Да, а его там, в лифте…

— Никто ничего не слышал. Пистолет-то, говорят, с глушителем был.

— Слушай, ну вообще-то как настроение?

— Да нормально. — На другом конце провода послышался глубокий вздох, потом многозначительная пауза. — Жалко, денег почти нет. А я купила кое-что как раз, теперь вообще без копья.

— Что купила-то?

— Да дубленку новую в «Снежной королеве». Знаешь, мой женщин не баловал. Барахла у меня полно, хватит полгодика перебиться, и дубленка-то не нужна была толком. Просто Шурик обещал новую машину, вот я и купила короткую дубленку, чтобы удобнее было за рулем, да чтобы норку не трепать зря.

— А ты какую тачку хотела?

— Да «гольфа». Теперь накрылась моя голубая мечта. «Жигуль» в ремонт пришлось отогнать, сцепление барахлит, да и надоела уже эта рухлядь. Хорошо, вперед отдала бабки.

— Да, жаль. — Про себя, конечно, Нора порадовалась такому повороту событий, у нее-то машины никакой не было, и в этом вопросе Паша был тверд как скала.

— А ты своего Пашку на шубу не расколола?

— Разбежалась. Жмот он. Да, сдается мне, у него и денег-то толком нет.

— Как нет? Он же коммерческий директор, совладелец.

— Это он так говорит. Я недавно слышала краем уха, как он с Серебряковым собачился, царство ему небесное. Раньше все тихо-мирно было, а тут орали так, что особо и подслушивать не пришлось. Серебряков прямо так и сказал, что от Пашиной доли остался один дым и ему надоело, мол, субсидировать его дорогие привычки.

— Чего-чего делать?

— Субсидировать. Слово такое, но не в этом суть. Я только одну фразу четко запомнила: «Ты все отдашь до копеечки, и тогда, когда я тебе скажу». Вот такие дела, подруга дорогая.

— Да, значит, обе мы с тобой на мель сели.

— Как знать, как знать. Серебряков-то помер, а жена его корова коровой. Авось Паша и развернется, она-то считает, что он близкий друг, совладелец и все такое.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

БОСНИЙСКАЯ ДОЛИНА ПИРАМИД
В 1994 г. рядом с городом Високо в 22 км. от Сараево, столицы Боснии и Герцеговины, велись боевые действия между сербами и боснийскими мусульманами. Во время артиллерийских обстрелов жители города слы ...

Пирамиды Канарских островов
Эти хорошо сложенные груды камней показывают всем туристам, остановившимся на Тенерифе. Туристов привозят в парк Гуимар (рядом с одноименным городком) и водят между невысокими ступенчатыми пирамидами, ...

Секрет строительства Стоунхенджа и Египетских пирамид раскрыт
Оно располагается в 140 километрах от столицы Англии города Лондона. Десяток обтесанных каменных глыб создают окружность, диаметр которой составляет 34 метра. Высота колонн составляет 4,2 метра, ширин ...