Несколько Мудрецов нахмурились. Глубоко.

Яниф видел, что время работает не на него. Он быстро вышел вперед, чтобы отклонить их протесты и напомнить о причине.

– Уолтан прав, позвольте нам получить некоторый контроль над инцидентом. Тщательно выбирав посланника Чарла, мы останемся в команде. Решением будет послать кого–то в Сполтам, кто не только найдет Суошу, но кто также будет более чем способен к закалке Бригара. Таким образом мы справимся с ситуацией. Я призываю к первому голосованию.

Это был блестящий тактический маневр, появившийся во время ежедневного обсуждения. В конце дня, приближающегося к ужину.

Слова «характер», «ас» и «контроль», поданные внезапно, были блюдом, которое мог пережевать любой волшебник. Особенно, если это ускорит окончание совещания. (Таким образом был показан процесс того, как в конечном счете принимаются некоторые мистические решения. Старики не одобряют приемы пищи поздним вечером).

Большинство мистиков быстро проголосовало в согласии, давая Янифу кворум — теперь он должен был принимать решения.

Гелфан из осторожности воздержался от голосования.

– Имеете ли Вы кого–либо на примете, Яниф? – Ернак поглаживал свой урчащий живот.

Яниф криво улыбнулся; ум Ернака был больше занят выбором блюд на ужин, чем предметом обсуждения. – Боджо резко раскрыл крылья и вновь аккуратно их свернул. Сделав это, крылатый компаньон захрапел. Громко.

Яниф дернул плечом, чтобы разбудить его. Действительно ли я – единственный, кого когда–либо интересовался судьбой вселенной?

Боджо открыл один глаз.

И вновь закрыл его.

Яниф фыркнул. И смело продолжил.

Со всем апломбом волшебника седьмого уровня, который очень заинтересован в судьбе вселенной, он выразил свое мнение: – Как это обычно случается, у меня на примете действительно имеется такой человек.

– Ну кто бы мог подумать? – пробормотал Гелфан не громко, но так, чтобы все услышали.

– Что Вы сказали, Гелфан? – Яниф преднамеренно приставил руку к уху. – Я действительно не совсем расслышал Вас – О, он был очень плох. И, да, он наслаждался этим.

Его повышение настроения передалось крылатому компаньону, который проснулся и одарял Гелфана острозубой усмешкой.

Это очень раздражало последнего.

По некоторым причинам компаньоны вообще имели большой успех в раздражении других волшебников. Их выражения говорили: Что, смотришь на того, кого у тебя нет? Меня? А почему? Потому что я выбрал лучшего волшебника! Компаньоны были печально известны как Гордость Мудреца.

Яниф справедливо решил, что должна была быть какая–нибудь причина такого затягивания сессии. Если это не раздражение Гелфана, то что?

Гелфан был не рад согласиться с большинством; он пристально уставился на Янифа для того, чтобы обратить на себя внимание. И громко, с помощью волшебного усиления голоса, выкрикнул:

– Я преклоняюсь перед Вашим возрастом и уверен, что именно Вы, Яниф, скажете нам, кто этот в высшей степени могущественный чарл; тот, кто сможет справиться с таким хранителем?

Некоторые мистики придали своим ушам чашевидную форму, эти «лопухи» дрожали от гремящих через деревянный стол вибраций его глосса.

Янифа это не беспокоило. Он вновь занял свое место. – Ах! Мне нравится это раздражение, ведь только ничего не стоящие уши могут не услышать шаги, приближающиеся в этот самый миг.

Двери в палату внезапно распахнулись с оглушительным ударом! Пятки Сапогов щелкали сердимым стаккато (Примеч. переводчика стаккато – резкие, отрывистые звуки) по каменному полу.

– Что это значит, Яниф? Вызвал меня сюда как какого–то послушника Чарла, чтобы исполнить твое приказание! – Трэд та`ал Крю предстал перед сидящими, враждебно глядя на весь Дом Мудрецов.

Так как его угрюмый вид сопровождался раздраженным кивком, чтобы убрать длинные, до талии, темные волосы; так же как вспышка, осветившая глаза воина мага высокого уровня в рассвете своих сил… это было довольно эффектно.

Несколько Мудрецов фактически застыли на своих местах.

Яниф хмыкнул. Парень не может помочь драме, которая последует за этим. – Он ведь сам напрашивается, разве нет, Боджо?

Крылатый компаньон пронзительно каркнул в ответ.

Глаза Янифа, чернее самой темной ночи, пылали ехидной вредностью. – Ах, ну как мне не воспользоваться этим? Он взъерошил крылья Боджо.

Если бунтарского появления Трэда было недостаточно, чтобы расстроить почтенный Дом Мудрецов, то сердитого рычания сердитого, огромного как гора Хранителя, который пришел следом за Авиарцем оказалось более чем достаточно.

Человек продолжал рычать, даже когда вошел в палату.

Страницы: 1 2 3 4 5

Также по теме

Розовая пирамида
Северная пирамида (либо Розовая пирамида) входит в число самых крупных пирамид Египта и занимает третье место по высоте среди всех египетских пирамид. Расположена данная пирамида на территории Дахшурс ...

Список использованной литературы
1. Александр  Васильевич Суворов: К 250-летию со дня рождения. – М.: Наука, 1980. 2. Андреев И. А.  Боевые самолеты. – М.: Молод. гвардия, 1981. 3. Азимов А.  Путеводитель по науке. ...

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...