Пашу смущало, напрягало и даже сильно раздражало то обстоятельство, что ему не встретился ни один человек. Паше сейчас было совершенно все равно, что в столь позднее время люди предпочитают находиться по домам, что в лес в это время года они, люди, не ходят, так как ходят по центральным улицам города, мешая и путаясь друг у друга под ногами. Паша об этом не думал, точнее, старался не думать. А еще он логично рассуждал, что живет на Земле, а Земля населена людьми. Значит, люди должны быть! Они обязаны были тут быть, но их не было.

Паша шел. Шел долго, пока не вышел на полотно железной дороги. Это обстоятельство его очень обрадовало. Если есть железная дорога – значит, есть и люди. С новыми силами Паша перебирал ногами по шпалам. Он шел сначала в одну сторону, а потом, решив, что движется не в том направлении, отправился в другую. Когда Паше снова показалось, что он идет не туда, он твердо решил для себя больше не сворачивать.

Паше показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он добрел до логического конца своего пути. А именно: перед ним возник забор. Высокий забор… Но Паша знал, он был твердо уверен, что если есть забор, значит, есть и люди за этим забором. А еще Паша сильно устал и присел отдохнуть. Отдохнул Паша, как ему показалось, совсем мало. Но что было самым удивительным, очнувшись, он оказался за забором. За тем самым, что еще недавно казался непреодолимым препятствием на пути домой.

Перед Пашей раскинулась территория какого-то завода. Производственные помещения различной конфигурации давили на Пашу, и он побежал. Побежал на свет, который он заметил сквозь остовы старых разбитых грузовиков.

Одноэтажное здание с покосившейся дверью находилось около шлагбаума, рядом с закрытыми воротами. В окне горел свет. Паша радостно, с надеждой замолотил в дверь. На его стук отозвались привязанные у забора собаки. А Паша все стучал и стучал.

Старик сторож не сразу понял, что стучат в дверь. На территорию завода никто не мог проникнуть. Трехметровый забор и колючая проволока образовывали непреодолимое препятствие для злоумышленников. А пущенная по периметру забора сигнализация сводила на нет попытки любого, кто пытался попасть на запретную территорию, сделать это незаметно.

Уверенность в собственной безопасности и заставила сторожа поступить опрометчиво. Он рывком распахнул дверь и нос к носу столкнулся с Пашей. С ног до головы перемазанным коричневой грязью Пашей.

– Ты кто?! Как сюда попал? – спросил сторож.

От избытка чувств Паша потерял дар речи. Он ничего не мог сказать, ничего не мог объяснить. Он лишь радостно смеялся. Смеялся так, как будто находился на цирковом представлении. Справедливо решив, что перед ним умалишенный, сторож завопил:

– Стой! Не подходи! Буду стрелять.

И он направил на Пашу кусок эстонской колбасы, которым только что пытался утолить голод. Лишь только увидев направленное на себя «оружие», Паша перестал гоготать.

А потом он все объяснил сторожу. Объяснил сбивчиво, но понятно.

Сторож ласково гладил по голове Пашу. Старик всегда мечтал иметь сына, но Бог распорядился иначе… У него не было даже внука. Все три дочери вышли замуж и родили по девчонке. И старый охранник с почти отцовской нежностью внимал рассказу Паши, как тот обмывал права в кругу друзей и как потом искал родной дом.

Старик вывел Пашу на дорогу и настрого сказал тому никуда не сворачивать, а идти все время прямо. Дойдя до большой дороги, поймать попутку и на ней доехать до города. Потому что дойти не получится. Тридцать километров – слишком длинный путь.

– Тридцать километров?! – ужаснулся Паша.

– Ну, может, тридцать пять… – как мог, успокоил его охранник.

А еще сторож дал Паше с собой в дорогу кусок колбасы и половину буханки хлеба. И воды. Сторож наполнил пустую бутылку водой и протянул Паше.

– Ну, – с грустью сказал он, – пора. Будешь в наших краях… заходи.

Паша клятвенно пообещал непременно заглянуть и пошел по дороге.

Идти было легко. Точнее, не так чтобы совсем легко и радостно, но легче. Легче, чем до встречи с добрым охранником, когда Паша одиноко бродил по лесу без надежды когда-либо вновь увидеть человеческие лица. И жажда уже не так сильно донимала молодого человека, а кусок колбасы придал ему новых сил. Никогда еще он не ел эстонскую колбасу с таким наслаждением. Сейчас она казалась ему даром с небес и уж точно вкуснее всех шашлыков мира, вместе взятых.

Выйдя на трассу, Паша начал тормозить попутку. Но то ли водители попадались черствые, то ли уж слишком был страшен вид перемазанного грязью Паши, только ему долго не удавалось остановить машину. Он уж было совсем отчаялся, когда отчетливо увидел, что грузовик показал правый поворот и начал притормаживать в ответ на поднятую Пашину руку. Молодой человек радостно бросился к КамАЗу. Теперь Паша четко видел, что это именно КамАЗ.

Страницы: 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87

Также по теме

Сильнее «Виагры»
Мексиканские пирамиды по размерам не уступают египетским, например, 60-метровая пирамида Солнца в городе Теотихуакан близ Мехико имеет основание площадью 200 кв. м. Все они усечены в верхней части, и ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...

Универсальные передатчики
Обычно пирамиды воздвигались в местах выхода на поверхность Земли мощных энергетических потоков, и люди до сих пор ощущают на себе их воздействие. Первым из наших современников, кто установил ряд нео ...