– Погоди, дядька Петро. Дай хлебу напитаться. Дай ему соком налиться. Неделю еще дай. А потом уж можно и убирать.

– А как же вёдро? – сомневался агроном.

– А что вёдро? – спокойно спрашивал Иван, бросая сметливый взгляд на задумчивого агронома. – Вёдро еще три недели продержится.

Паша как-то пытался несколько раз воспользоваться даром отца к предсказанию погоды. Но удивительные способности отца к прорицанию погодных условий были со временем утрачены. Он часто ошибался. Ошибался даже после того, как внимательно выслушивал прогноз погоды по радио.

– Это все потому, что в космос летать стали так же часто, как твоя бабушка и, по совместительству, моя теща к нам в гости ходит, – объяснял свои неудачи Иван. – Экология нарушена. Вот природа и бунтует.

А между тем, по рассказам отца, слава маленького Вани из деревни Бычье Вымя катилась по всему району. И вот уже из соседних колхозов потянулись ходоки к умненькому мальчику. Кому избу справить, у кого мерин не доится, кому индюка подковать… Все шли к Ванятке. И он никогда не отказывал в помощи, всем давал полезные советы и ценные указания. А еще Ваня отлично учился в школе и успевал работать. Так маленький Иван содержал семью, в которой кроме него и собаки Шарика было много скотины. Еще были шесть старших братьев, четыре сестры да мать, которая с детства «маялась от чахотки».

А Паша слушал отца и молчал. Он уже, скорее по привычке, знал, в каком месте надо кивнуть, где улыбнуться, а где и нахмуриться, выражая свое недовольство к несправедливости, которую проявлял «шибко пьющий» председатель колхоза, из зависти не дававший Ивашке законных трудодней.

– Сейчас времена не те, – то ли с грустью, то ли с одобрением говорил отец, продолжая свои наставления. – Я-то хорошо учился. Шибко хорошо. Но не получилось у меня. Семью надо было кормить. А потом ты появился. Тебя на ноги надо было подымать. Тут уж не до учебы. Я-то мог. Оно чего там не смочь. Может, академиком бы получился. Ан нет, не сложилось у меня. Пришлось к слесарному делу приспособиться. Но мы с матерью думаем, что коли у нас не вышло в люди выйти, то на тебя одна надежда и осталась. Так что, учись. Учись, Пашка. Не шеболдыжничай, в люди выходи. А ежели поступишь в институт какой, то прямо сразу тебе машину подарю!

Паша задумчиво улыбался и кивал. Он совершенно не слышал, что сказал отец. Не слушал и не слышал. Он был далеко-далеко в своих мыслях.

– Ты слышал, что я сказал-то тебе? – Металл в голосе отца заставил Пашу вздрогнуть.

Он сообразил, что пропустил что-то важное, если отец переспрашивает его.

– Прости, папа, я просто задумался. Задумался о нелегкой судьбе твоего поколения. Задумался о том, как тебе пришлось несладко в это тревожное послевоенное время.

Черты отца смягчились.

– Я говорю, что коли учиться пойдешь, так сразу тебе машину подарю, – повторил отец почти ласково.

– Машину?! – Глаза Паши загорелись и почти с нежностью посмотрели на суровые складки отцовского рта.

Нет, отец явно не шутил, он говорил совершенно серьезно. Да отец и не шутил-то никогда.

– Машину! – повторил отец, рубанув рукой воздух. – «Москвича».

– «Москвича»? – переспросил несколько растерявшийся сын.

– Ага, «Москвич»! Четыреста двенадцатый! Новый… ему и двенадцати лет нету. У нас бригадир продавать собирается.

Новые перспективы, широкие горизонты замаячили вдруг перед Пашей. В эпоху тотального дефицита и низкого уровня жизни жителей периферии «Москвич-412», пусть и подержанный, считался пределом мечтаний. «Все девки мои!» – заранее радовался Паша. Точнее, он не радовался, а ликовал, предвкушая возможности, позволительные владельцу собственного авто.

А технику Паша любил. Любил всегда. Вероятно, та самая любовь к технике и толкнула его на то, что старым отцовским коловоротом Паша насверлил десяток отверстий в женском отделении городской бани, за что его чуть не поставили на учет в детской комнате милиции. А теперь у него, у Павла, будет своя техника. От этой мысли захватывало дух.

Ближайшие Пашины друзья, Славик и Женя, были незамедлительно введены в курс дела.

– Клево! – порадовался за друга Женя.

– Заманчиво, – проговорил Славик, втайне надеясь извлечь из этого выгоду и для себя. – Очень даже заманчиво…

– Дело за малым, – вернул ребят с небес на землю Женя. – Осталось в институт поступить.

– Да уж! – почесал голову Паша.

Паша и Славик перелопатили вдоль и поперек справочник абитуриента и, разведав обстановку у знакомых, пришли к выводу, что лучше, чем факультет роботизации и автоматизации производства в Политехническом институте родного города, ничего нет. Звучит престижно, а на самом деле на факультете готовят специалистов по обслуживанию станков с числовым программным управлением.

Страницы: 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79

Также по теме

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...

Китайская Белая пирамида выше египетской!
Весной 1945 года американский военный летчик Джеймс Гаусман совершил вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе в «запретной зоне», в юго-западной части Китая. Оглянувшись вокруг, он ...

Розовая пирамида
Северная пирамида (либо Розовая пирамида) входит в число самых крупных пирамид Египта и занимает третье место по высоте среди всех египетских пирамид. Расположена данная пирамида на территории Дахшурс ...