Из двадцать пятого кабинета донеслась матерная ругань. Саша уже было собрался спасаться бегством. Очень уж ему не хотелось встречаться с обладателем грубого голоса. Но Краснов мало того что хорошо слышал, он еще был и достаточно трудолюбивым человеком. Капитан милиции не поленился оторвать от стула свой тыл и самолично открыл дверь «глухому».

– Входите уже! – рявкнул он в самое ухо обалдевшему от происходящего Саше.

Саша подчинился.

– Проходите к столу! – заорал Краснов, уверенный в том, что столкнулся со слабослышащим. – Садитесь!

Саша послушно опустился на стул. Уселся и огляделся. Кабинет был не очень большой, а точнее, маленький. Взгляд Саши приковал к себе кусок волчьей шкуры, висевшей на стене сразу за кособоким стулом Краснова. Видимо, хозяин кабинета увлекался охотой. Это же подтверждали снимки мужчины со своими трофеями, выложенные под стеклом на столе.

Капитан прошел походкой сильного, уверенного в себе человека и осторожно уселся напротив Саши. На Сашу смотрели крупные глаза уставшего милиционера. А еще капитан был совершенно лысым.

– Ну-с, начнем, пожалуй, – проговорил он как бы самому себе. А для Саши добавил, повысив голос: – Начнем!

Саша обреченно молчал. Он думал, напряженно думал мысль о том, как объяснить этому охотнику в погонах, что он случайно попал сюда, точнее, по ошибке. Только он раскрыл рот, как Краснов гаркнул:

– Фамилия!

– Зачем вам? – спросил Саша, собираясь сказать об ошибке, приведшей его в кабинет № 25.

– Вопросы здесь задаю я! – гневно сверкнул глазами оперуполномоченный. – Фамилия!

– Чья? – переспросил сбитый с толку Саша.

Капитан недобро ухмыльнулся:

– Моя, блин!

Саша начал соображать, точнее, пытаться это сделать, но ему никак не удавалось четко понять, отчетливо оценить ситуацию, в которую он попал. Решив, что здесь так принято, что в этом нет ничего необычного, Саша не стал запираться и подсказал забывчивому милиционеру его фамилию:

– Краснов.

Брови капитана на мгновение вздрогнули, метнулись вверх, но сразу же вернулись в исходное положение. А на бланке, который перед ним лежал, он вывел «Краснов».

Вывел старательно и, как показалось Саше, каким-то детским почерком.

– Имя-отчество, – закуривая, продолжил диалог милиционер.

– А я не знаю, – растерялся Саша.

Брови Краснова гневно насупились. Саша отчетливо ощутил волну гнева, исходившую от мужчины.

– Я, правда, не знаю, – робко оправдывался он. – У вас на табличке только инициалы. Только «В» и только «И». Может, Василий Иванович…

– Ага, Чапаев!!! – заорал Краснов, обильно сдабривая свою речь нецензурной бранью.

Саша с отрешенным видом смотрел в окно. Он четко решил для себя не обращать внимания на хамство. «Наверное, здесь так принято, – спокойно думал он, – здесь так полагается».

– Что ты мне голову морочишь? – проревел, брызгая слюной, капитан и скомкал испорченный бланк.

– Простите, – мягко осадил его Саша. – Я просто не понял…

Спокойствие и отрешенность Саши подействовали на Краснова умиротворяюще.

– Ну, хорошо, – мягко и даже не очень громко проговорил он. – Фамилия… ваша фамилия…

Саша назвал. Саша назвал свою фамилию и посмотрел, как капитан своим детским почерком выписывал его, Сашину, фамилию. Затем назвал имя, потом отчество. А потом Саша спросил:

– А это обязательно?

– Обязательно! Где родился?

Капитан Краснов как-то естественно перешел на «ты». Саша всегда завидовал людям, умевшим вот так вот быстро становиться своими, своими в доску. А сам Саша неохотно сокращал дистанцию. Он всегда долго «выкал» и даже детям говорил «вы»…

Когда с анкетными данными было покончено, Краснов затянулся сигаретным дымом и вывел на бланке: «По существу дела могу пояснить следующее». А потом он потер руки о серый китель и с наслаждением приступил к главному:

– Ну, а теперь, дружок, давай кайся. Колись! И чем больше мне понравится твой рассказ, тем меньше тебе дадут. Понял?

Саша на всякий случай кивнул утвердительно и мягко добавил:

– Не совсем.

– Что не совсем? – изумился Краснов.

– Я не совсем вас понимаю, – миролюбиво пояснил Саша, – точнее, недостаточно отчетливо вас понимаю. А еще точнее, совсем не понимаю. Что я должен рассказывать? О чем?

Глаза капитана грозно сверкнули, но он сдержался:

– А я помогу. Я тебе помогу… Где и при каких обстоятельствах ты познакомился с Матвеем? Точнее, с гражданином Матвеевым?

Саша подумал мысли, и память услужливо подкинула ему сразу двух Матвеевых, которых он знал. Один из них был Дима Матвеев. Саша учился с ним в школе. Учился в школе Ейска до шестого класса, а потом родители Димы переехали в другой город, и Саша больше не видел его. Другой Матвеев, которого отчетливо вспомнил Саша, был помощником главы администрации Новогрибовского района. Сашина фирма только недавно заключила договор на участие «Эмжэ» в строительстве федеральной трассы Новогрибовск – Куренёвка. Вероятнее всего, вопрос задавался о последнем Матвееве. А Саша познакомился с ним в туалете. В своем туалете. Точнее, в одном из тех туалетов, что Саша построил на дороге. Он тогда показывал Матвееву свою работу. Об этом Саша и сказал капитану.

Страницы: 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

Также по теме

Пирамида в Сейле
Пирамида в Сейле – это пирамида, которая находится недалеко от железной дороги, между Фаюмом и Нилом, на горе. Данную пирамиду обнаружили в 1898 году, это был Людвиг Борхардт. Стоит отметить, чт ...

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Пирамида Микерина
Пирамида Менкаура, сына Хафры и его наследника, которого греки называли Микерином, самая маленькая из больших пирамид Гизы. Первоначальная высота 66 м, нынешняя — 55,5 м, длина стороны 103,4 м. ...