– Ах, ты сволочь! – взбесился Витя и начал гневаться, точнее, разозлился, а еще точнее, рассвирепел.

Когда все было кончено, Леша лежал под столом. Но ему не было так хорошо, как в тот момент, когда он выпил первый стакан водки. Теперь ему было плохо. Плохо и больно. А еще он чувствовал, отчетливо ощущал, что его избили.

Уставшие и тяжело дышавшие Сережа и Витя выпили для успокоения расшалившихся нервов и потянулись к выходу. Они по хозяйски захлопнули дверь и нос к носу столкнулись с мамой Леши.

– Вы кто? – грозно спросила тетка едва держащихся на ногах молодых людей.

– Мы друзья Лехины, точнее, Лешины, – успокоил ее Витя.

– Да, – топнув для убедительности ногой, подтвердил Сережа. – Друзья.

– А где Леша?

– Там, под столом лежит, – ответил Витя и громко рыгнул.

– Под столом, – повторил Сережа.

Материнское сердце почуяло неладное, и Лешина мама ринулась в квартиру.

А потом мама Леши поставила на ноги, а точнее, на уши всю столичную милицию. Но, так как из квартиры ничего не пропало и Леша категорически отказывался писать заявление, никто никого не искал.

А маме он рассказал, что сидел дома и занимался. Занимался и готовился к физике. В дверь позвонили. Он, Леша, открыл. Открыл дверь, так как звонили. А звонили в звонок. И он открыл. Ворвались двое неизвестных. Неизвестные из хулиганских побуждений сервировали стол, не забыв поставить на стол принесенную с собой водку. Потом они пили, закусывали и курили. Леша попытался пресечь бесчинство молодчиков, но неизвестные его избили. Избили и влили водку в это, уже избитое, бесчувственное тело. Сам Леша не пил. То есть добровольно не пил.

А еще Леша через неделю почувствовал себя сносно. И ему пришлось пойти в военкомат. Но в армию он так и не пошел, точнее, его не взяли. У Леши оказалось больное сердце. И с таким сердцем, больным сердцем, в армию его не призвали. А Леша тогда понял, что у него не сердце больное, а сам он – обыкновенный лох. Это он точно знал и отчетливо верил в это. Потому что только лох, который не подлежит призыву, будет просить себя избить, чтобы избежать этого самого призыва, которому именно он и не подлежит.

А сейчас Леша сидел с Сашей и выпивал. Выпивал водку, грыз ногти и беспрерывно что-то рассказывал. А Саша слушал его вполуха и думал о своем. Думал свои мысли. А мысли были самые разные, и даже разнообразные.

А еще Саша был благодарен Леше, который посидел с ним, выпил и, может быть, как-то успокоил его, Сашу. И вот он, успокоенный, молча встал, перебив рассказывающего про свой газетный бизнес Лешу. Встал, похлопал по плечу удивленного Лешу и как-то скомканно поблагодарил его:

– Спасибо тебе. Спасибо за все, старик.

А потом Саша просто вышел. Вышел и пошел домой. И сейчас ему было хорошо. Хорошо и спокойно. И он шел. Курил и шел. Пешком шел и курил сигарету за сигаретой. А еще Саша подумал, точнее, вспомнил, что не заплатил по счету. Совсем не заплатил. И платить, по-видимому, придется Леше. А Саша подумал, что это не важно. Теперь это совсем не важно. Не важно и не страшно. Не важно для Саши. Леша заплатит. «И так, – подумал Саша, – плащ, мой элегантный плащ, превращается из фетиша в какую-то тряпку. Никому не нужную тряпку». И Саша успокоился, что не заплатил. Ему сделалось как-то особенно хорошо, оттого что он не заплатил, и даже смешно. Он представил себе растерянное лицо Леши и рассмеялся.

Зазвонил телефон. Это мог быть только Леша. А Саша смеялся и долго не брал трубку. А потом все же ответил Леше, а в том, что это был именно Леша, Саша не сомневался. Не сомневался по той простой причине, что на телефоне высветилось имя этого самого Леши.

А Леша был настолько растерян, что забыл представиться, как он это делал обычно.

– Старик, я не понял? – промычал он в трубку.

– Кто это? – Саша сделал вид, что не узнал приятеля.

– Это я, – еще более потерянным и удивленным голосом проговорил Леша.

– Кто я?

– Леша… Леша Карнаухов.

– Не знаю никакого Лешу, – едва сдерживая смех, пошутил Саша.

А потом он отключил телефон. Отключил, чтобы Леша не смог до него дозвониться. Саша представлял себе Лешу. Представлял, как Леша нервничает, глупо выпячивает нижнюю губу, пыхтит или даже грызет ногти. И тогда Саша засмеялся. Впервые за несколько дней. За несколько дней, а может быть, даже и больше чем за несколько дней. Он просто смеялся.

А потом Саша вспомнил про Олю, и смех его оборвался. «Как она?» – думал Саша и шел домой. Шел и думал: «Зачем она это сделала?» И не находил ответа на свой вопрос. Ответа пока не было. Но Саша отчетливо знал, что ответ должен быть. Его просто не может не быть. И ему, Саше, надо найти ответ на этот вопрос, вопрос, который сейчас без ответа. Без какого-либо вразумительного ответа.

Страницы: 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Также по теме

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...

Египетские события: загадки страны пирамид
Последние события в Египте заставили средства массовой информации вспомнить о существовании некоего плана США по переустройству «Большого Ближнего Востока». При этом упоминается о традици ...

Загадки подводных пирамид
Время от времени в средствах массовой информации появляются сообщения о сенсационных находках ныряльщиков под водой - неких рукотворных сооружениях, неведомо как оказавшихся на морском дне. Самым гром ...