– Что?! – строго переспросила мама, оторвавшись от сериала «Фазенда доктора Моралеса».

– Приду поздно… может быть, – уже не столь решительно повторил он.

На удивление, мама отреагировала на подобное заявление весьма лояльно:

– Во сколько?

– Ну, не знаю… – замялся Леша.

– Не вижу препятствий, – закивала головой мама. – Ты уже взрослый мальчик. Да что я говорю? Вполне самостоятельный. Поэтому гуляй, сколько хочешь. Но в двадцать один пятнадцать, чтобы был дома!

– Мама! – пытался опротестовать приговор Леша.

– Я все сказала! – По тону матери, по ее каменному выражению сметанно-огуречной маски на лице Леша понял, отчетливо понял, что спорить бессмысленно.

«Придется ослушаться», – твердо решил он и шагнул за порог квартиры. Шагнул на путь опасных приключений. Леша шел, и ему было хорошо. Он отождествлял себя с героями Майна Рида и Фенимора Купера. А потом подумал, что больше он походит на героев песен Шуфутинского: «Я налетчик Беня-хулиган, пусть вас не смущает мой наган». И пусть у Леши не было нагана, но он смело и отважно направился туда, где люберы подстерегали неформалов.

Тем временем правота суждений Леши подтверждалась. С опускавшейся на город ночью на улицы высыпали странно одетые люди. Интуитивно Леша понял, что на панка он не очень похож в своей чистенькой маечке и брюках, напоминавших школьные. К группе обвешанных цепочками металлистов он тоже не отважился подойти. Леша увидел люберов, их широкие клетчатые штаны подметали асфальт. Они громко смеялись и шли по проспекту. Это были те, кого он так ждал. Они поравнялись, и Леша замер на месте. Он зажмурил глаза, готовясь к получению первого удара. Но его не последовало. Гроза неформалов прошли мимо Леши, даже не удостоив его взглядом. Он облегченно перевел дух, но сразу же сообразил, что шанс упущен и миссия проваливается. Леша снова забежал навстречу воинственной группе и попросил закурить. И снова ощутил себя пустым местом. Его не услышали, не увидели, не заметили, точнее, не хотели замечать.

Понурив голову, Леша направился домой. Но вот, подходя к метро, он услышал, что где-то в глубине дворов происходит нечто похожее на драку. Он бросился туда и не ошибся. «Какому-то счастливцу выдают отсрочку от армии», – подумал он. Два любера сосредоточенно пиночили металлиста. По хлестким ударам и по приглушенным стонам Леша понял, что счастливец попал в надежные, верные руки. Леша едва не воскликнул, что на его месте должен быть он, но потом передумал и просто бросился в эпицентр молодежной разборки.

Как только он оказался рядом с дерущимися, так сразу же услышал резанувшую по ушам трель свистка.

– Атас! Менты! – завопили люберы и бросились врассыпную.

Металлист тоже вскочил на ноги и едва ли не быстрее своих обидчиков скрылся в подворотне. Растерянный и разочарованный, Леша остался стоять на месте недавнего хулиганства, где и попал в не менее надежные руки блюстителей правопорядка. Он ничего не успел понять, как оказался в милицейской буханке в компании с двумя панками и одним пьяным мужиком, который беспрерывно сморкался на пол.

А потом он оказался в обезьяннике. На сей раз его соседями были проститутки и три цыгана. Точнее, только три цыгана, потому что проституток почти сразу же увели. Леша сел на пол. Он сидел и думал мысль. А мысль, пришедшая в его голову, была безрадостной и тоскливой. Задача, поставленная перед самим собой, оказалась невыполненной. Перспектива провести два года в сапогах, а то и три в ботинках улыбалась ему широкой, вымученной улыбкой салаги, полирующего писсуары собственной зубной щеткой. Привод в милицию тоже не сулил ничего хорошего. Вполне можно вылететь из института. Короче, Леше стало тяжело на душе, и даже очень тяжело, а точнее, совсем хреново. Он четко и даже отчетливо осознал всю глубину своего падения, крушения своих призрачных надежд. И заплакал…

Мама Леши, обеспокоенная отсутствием сына в четко означенное время, сняла с лица огурцы, смыла сметанно-кефирную маску и в задумчивости села возле телефона. Телефон молчал. В двадцать один тридцать, то есть выждав положенные на форс-мажорные обстоятельства пятнадцать минут, она решила действовать. Обзвонив всех возможных друзей и знакомых, мама Леши принялась за больницы. Милицию она отложила на потом. Поэтому только в двенадцатом часу ночи ей удалось обнаружить следы пропавшего Леши.

Около полуночи тяжелая поступь Лешиной мамаши раздалась на кафельном полу отделения милиции. Дежурный имел неосторожность поинтересоваться:

– Гражданочка, вы по какому вопросу?

Когда мама Леши увидела своего единственного отпрыска в компании трех цыган, да еще и за решеткой, вой милицейской сирены показался дежурному мышиным писком по сравнению с громогласными заявлениями дамы, намеревавшейся разнести здесь все к чертям за содержание «мальчика в нечеловеческих условиях». Трое вооруженных охранников с трудом удерживали оборону. На шум явилась подмога в лице старших офицеров.

Страницы: 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Также по теме

Культура Норте-Чико
Культура Норте-Чико или Культура Караль-Супе (второе название чаще используется в испаноязычной литературе) — доколумбова цивилизация в регионе Норте-Чико на северно-центральном побережье Перу. ...

Универсальные передатчики
Обычно пирамиды воздвигались в местах выхода на поверхность Земли мощных энергетических потоков, и люди до сих пор ощущают на себе их воздействие. Первым из наших современников, кто установил ряд нео ...

БОСНИЙСКАЯ ДОЛИНА ПИРАМИД
В 1994 г. рядом с городом Високо в 22 км. от Сараево, столицы Боснии и Герцеговины, велись боевые действия между сербами и боснийскими мусульманами. Во время артиллерийских обстрелов жители города слы ...