– Они даже согласились забеременеть от меня, чтобы только я пустил их в номер, – смеялся Антоша.

Сашу тогда очень заинтересовало все, что было связано с издательством книг и журналов. Он очень внимательно слушал каждое слово, которое произносил Антоша.

– Они были так настойчивы, – возводил глаза к небу Антоша, – что пришлось два раза…

– Переспать? – нетерпеливо перебил Саша.

– Нет, что ты… пришлось два раза указать им на дверь. Сначала одной, потом, после аналогичного предложения, другой. А другой журнал напечатал эти бездарные вещи. Наверное, им удалось уговорить главного редактора.

А еще Антоша сказал, что он знает этого редактора.

– У него зрение минус шесть, поэтому эти страшные… эти страшно бездарные девицы смогли сойти за очаровашек.

Сашу безумно заинтересовал этот рассказ. Ему было приятно слушать Антошу. Приятно и интересно. А еще ему нравился Антоша. Но не так, как понравился бомж руководителю предприятия в его, Сашином, замысле, а так, как нравятся мужчины друг другу, когда им есть о чем поговорить и даже выпить. Саша хотел говорить, говорить о творчестве, но что-то сдерживало его изнутри. Он никак не мог решиться. И разговор как-то сам собой скользил по разным темам. А еще разговор зашел о профессиях. А Саша хотел говорить о творчестве. Выпитый алкоголь и внимание Антоши помогли Саше раскрепоститься. И он произнес целую речь.

– В каждой профессии и в каждой работе существует элемент творчества. Вот я строю туалеты. Держу пари, что у вас это ассоциируется с неприятным запахом, кучками перед входом вполне понятного происхождения, с грязью. Ведь так?

Антоша и Паша согласно закивали. Девушки неприязненно наморщили носики.

– Ну вот, – продолжил Саша. – А я сразу представляю себе уютный маленький домик, чистенький и аккуратный. Разница в том, что вы представляете себе конечный вариант, а я создаю их сам, я вижу, так сказать, исходный продукт, когда его чистоты не коснулась еще ни одна задница. Это потом приходят разные люди, снимают штаны и торопливо… совершенно нетрепетно совершают… то самое, за что мы все не очень любим этот объект. Ну, вы меня понимаете?

В этот момент принесли заказ, и официант стал торопливо расставлять на столе тарелки и бутылки.

– Так вот… – продолжал Саша.

– А можно сменить эту неаппетитную тему? – в один голос потребовали девушки.

– Я быстро, – успокоил их Саша и чуть тише, видимо чтобы совсем не отбить аппетит у дам, продолжил: – Так вот, что надо сделать, чтобы на полу туалета не было гов… гов… говорящих, так сказать, следов пребывания человека в уборной? – Саша обвел аудиторию тяжелым взглядом: – Кто знает?

Никто ему не ответил на заданный вопрос. Лишь одна из девиц злобно оттолкнула от себя тарелку с салатом и проворчала:

– И вам всем тоже приятного аппетита!

– Вот, никто, оказывается, не знает, – счастливая улыбка засияла на устах Саши, – а я думал разные мысли по этому поводу. Если расширить дырки в полу туалета, чтобы только туда делали, чтобы не промахивались, а, наоборот, попадали… точнее, чтобы были точнее… тогда будет неудобно. Неудобно будет и даже опасно. Я думал, долго думал. А потом придумал, точнее, понял, а еще точнее, отчетливо врубился. Врубился в то, что даже если совсем не делать пола, а сразу яму, точнее, одну большую дырку, то и тогда никто не попадет. Меткость… она просто не является, просто не входит в число добродетелей россиян. Точность – это отнюдь не черта пытливого русского ума. Дело-то оказывается в менталитете русского человека… Русский, он как привык? Все по-быстрому, по-скорому, все как-нибудь. Так что писать в туалете обращения к посетителям с правилами пользованиями отхожим местом – это мартышкин труд. Русские действуют вопреки! Если сказано «Не трогать!», он обязательно потрогает. Если написано на скамейке «Окрашено!», непременно пальчиком пощупает, даже если садиться на эту скамейку не собирался. Даже дорогу, дорогу мы как переходим? Обязательно на красный свет. А если выскочат на дорогу двое, а тут неожиданно автомобиль – то разбегаться они будут, несомненно, в разные стороны. Если у соседа обновка появилась, то ему тоже такую надо! Надо срочно. Здесь и сейчас. И он покупает. Покупает, переплатив в два раза. А на почте, услышав, что за оплату телефонной квитанции с него возьмут проценты, тотчас уходит. Бежит в отделении связи и на всей этой афере экономит пять рублей.

– К женщинам это тоже относится? – заинтересовалась девушка, потерявшая аппетит.

– Конечно! – Саша даже подпрыгнул от охватившего его возбуждения. – Если вещица модная, то, несмотря на фигуру, как-нибудь, лежа на диване, они натягивают ее на свои целлюлитные бедра. Молнию застегивают так, что дышать больно. Но терпят. А как же… красота требует жертв. А еще русские – оптимисты, глупые, наивные как дети. Если покупают выпивку, то берут одну бутылку, потому что свято надеются, что остановятся после первой. Но после первой все равно пойдут. Пойдут за второй, точнее, побегут.

Страницы: 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Также по теме

Пирамида Микерина
Пирамида Менкаура, сына Хафры и его наследника, которого греки называли Микерином, самая маленькая из больших пирамид Гизы. Первоначальная высота 66 м, нынешняя — 55,5 м, длина стороны 103,4 м. ...

«Роковые» камни
Озеро Рок расположено в американ¬ском штате Висконсин в 20 милях к востоку от города Мэдисон. В 1836 году Натаниэл Хейер случайно обнаружил в озере небольшую каменную пирамиду с плоской вершиной. ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...