А тогда Саша с товарищами решили помочь Паше. Когда тот сильно напился, его друзья привезли к нему на квартиру колоритнейшую «красавицу» с Казанского вокзала. Бомжиха эта в далеком и забытом детстве мечтала о сцене, о премьерных спектаклях. И вот ей выпал шанс блеснуть талантом. Она охотно согласилась сыграть в небольшой дружеской театральной постановке, а обещанная бутылка водки – гонорар за антрепризу – подняла ее актерские данные на недосягаемую высоту.

Паша тогда очень сильно перебрал. Точнее, он был буквально никакой. Утро вползло тогда постепенно, но очень жестко. Его словно включили. Сопутствующий похмелью сушняк казался всего лишь досадным недоразумением. Тошнота и дичайшая головная боль были поистине тошнотой и головной болью, точнее, геморроем, а еще точнее, настоящим «гемором». Позывы поделиться с унитазом вчерашним ужином стали просто невыносимы. Только слабость во всем теле и раскалывающаяся голова не давали ему возможности подняться.

Паша осторожно приоткрыл один глаз, второй не открывался. Совсем не открывался. Он, глаз Паши, не мог открыться – Паша случайно облился вином, и вот ресницы приклеились к лицу, точнее, к Пашиной опухшей коже на том месте, где у нормального человека случается лицо. Одним своим глазом Паша обозрел край подушки, медленно перевел взгляд еще дальше. В углу притаился стол. Его стол. Его, Пашин, письменный стол стоял в углу. Это четко означало, что он дома. У себя дома, и это было очень обнадеживающе. А еще письменный стол был завален. Но завален он был не письменными принадлежностями, а ощетинился бутылками и стаканами.

Собрав в кулак всю свою волю, Паша подтянул руки и принял положение «наизготовку». Тошнота усилилась. Позывы сделались нестерпимыми. Паша решил перевернуться и аккуратно сползти с кровати задом…

Отчетливый силуэт лежавшего рядом человека бросился в глаза, точнее, в один открытый глаз Паши. Он осторожно дотронулся пальцем до закутанной спины соседа по кровати. Тело, неопознанное тело, пришло в движение, и сначала сильный, очень сильный и неприятный запах ударил в нос Паше. Затем нечесаная голова показалась из-под одеяла, а потом лицо… Беззубый рот существа, лежавшего рядом, ласково улыбнулся. Улыбнулся счастливой улыбкой. И женский голос сладко произнес:

– Доброе утро, милый. Ты просто душка!

До унитаза Паша добежать тогда не успел. Совсем не успел.

Правда, бомжихе пришлось доплатить за испорченную одежду и «прическу». Пришлось доплатить еще два пузыря, но дело того стоило.

С той поры Паша не пьет. Точнее, он, конечно, пьет, но вот уже четыре месяца ограничивается только соками и какими-то страшно полезными зелеными чаями.

И вот Паша очень обрадовался словам Антоши, который сказал, что устал от такого количества людей и что ему хочется тишины и спокойствия. А в том клубе как раз хорошо и тихо.

Антоша и Паша были с девушками. А Саша был тогда один. Но он сказал, что это не проблема и что он с успехом обходится один. И они все вместе поехали в клуб. А пока они ехали, Саша понял, отчетливо понял, что Антоша ему нравится. Он много шутил, и Саша смеялся его шуткам. А еще Антоша сказал, что скоро они уже приедут, а то ему ужасно хочется отлить. Тогда Саша решил, твердо решил, что подарит Антоше один из своих маленьких туалетов, точнее, макет туалета. Он подумал, что Антоше обязательно понравится такой подарок.

В клубе, куда они наконец туда прибыли, совершенно не было тихо, а людей там было даже больше, чем на выставке. Тем не менее Антоша спросил:

– Правда, тут хорошо? Хорошо и тихо?

Точнее, Антоша спросил, но из-за шума, из-за оглушительной музыки Саша совершенно ничего не расслышал. Он скорее догадался о том, что говорил Антоша.

– Да, тут хорошо, – закивал головой Саша. – Только не очень тихо. Точнее, совсем не тихо, а даже наоборот, как-то громко тут.

– Что? – заорал ему в самое ухо Антоша.

– Говорю, что громко музыка играет. Слишком громко.

– Да-да, – обрадовался Антоша, – тонко! Здесь все тонко продумано.

– Только шумно, – повторил Саша.

– Ты прав, старик, – довольно заулыбался Антоша. – Дизайн продуман очень умно. Все здорово. Здесь можно и от людей отдохнуть, а еще здесь тихо.

Саша тогда промолчал, потому что в таком адском шуме разговаривать было бессмысленно.

До полуночи друзья просидели в этом клубе, а потом Паша предложил перебраться куда-нибудь, где действительно тихо. Его все поддержали и перебрались в тихое заведение напротив.

Там разговор, прерванный в клубе, возобновился. Антоша, блистая остроумием, рассказывал о своем журнале. Рассказывал о том, как две девицы пытались пристроить свои любовные романы.

Страницы: 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Также по теме

Пирамида Микерина
Пирамида Менкаура, сына Хафры и его наследника, которого греки называли Микерином, самая маленькая из больших пирамид Гизы. Первоначальная высота 66 м, нынешняя — 55,5 м, длина стороны 103,4 м. ...

Предисловие
В сказке «Алиса в Зазеркалье» – второй части знаменитой детской дилогии Льюиса Кэрролла, ныне вошедшей в классику литературы для взрослых, – есть забавное стихотворение (исполняемое Траляля, брато ...

Послание «Сынов Неба»
В 1947 году, случайно пролетая над центральным Китаем, американские летчики примерно в 100 километрах от горы Сиань в провинции Шэньси обнаружили комплекс гигантских пирамид, высота самой крупной из к ...