Сейчас, вспоминая свои детские страхи и неуемное любопытство, он также стал между двух зеркал, расположенных напротив друг друга. Он посмотрел, заглянул в бесконечность, он вглядывался туда, как в детстве, но не находил чего-то очень важного. Саша не видел себя…

Когда-то очень давно… Это теперь кажется, что давно, а на самом деле это было всего два года назад. Так вот два года назад Саша влюбился. Влюбился сильно. Безумно и безрассудно влюбился. А может, даже и бездумно. Он тогда только вписался в этот туалетный бизнес, только все у него стало идти в гору. И тут случилось…

Сашу пригласили на торжественный прием в мэрию. Он тогда оделся, хорошо оделся, правильно. Саша тщательно подобрал пиджак к цвету носков, а шнурки на туфлях замечательно гармонировали с носовым платком. И отправился на прием.

Прием оказался достаточно скучным мероприятием. Саша вспомнил свою первую лекцию в институте, лишенную элементарных красок. Красок живого юмора и доверительных бесед, которые ведутся после третьего тоста. Ничего этого не было, а было скучно, точнее, уныло, даже как-то по-особому невесело. А еще Саше сделалось грустно. Он не знал, куда себя деть, и просто смотрел на множество правильно одетых людей. Смотрел на приглашенных и развлекал себя тем, что наблюдал за их походками.

Вот мимо него важно прошествовал пузан в дорогом, и даже очень, костюме. Пиджак распахнут, а брюхо затянуто тесным жилетом. Походка важная и неторопливая. Ступни ног он ставил тяжело, словно подписи на важный документ. Носки туфель из крокодиловой кожи вылетали далеко за пределы его самодовольной походки. Посадка головы говорила о том, что он многого достиг в этой жизни, но не успокоился на этом и продолжает барахтаться, с презрением относясь к молодым «выскочкам». Исключение составляли молодые девушки. К ним он относился с интересом, точнее, с мужским любопытством. Во взгляде, которым он проводил очередную продефилировавшую мимо модель, отчетливо читались простатит и аденома, с которыми толстяк не хотел считаться. Мужчины, именно так ставившие ноги, отклячивая зад, были эгоистами, институт семьи был для них не свят. У таких толстячков, как только они добивались финансового благополучия, жен не бывало. Бывали лишь длинноногие секретарши, глядевшие на них маслеными глазками и с трудом скрывающие отвращение к своим вынужденным спутникам.

Саша удивился. Неужели он ошибся? Рядом с крокодиловыми туфлями не было рядом красавицы спутницы. Но вот из толпы выплыла высокая блондинка, выставившая напоказ ноги и стесненную узким платьем грудь, и устремилась к брюшку в жилете. Она подошла к толстячку и ласково прижалась щекой к его лысеющей голове. «Умные» складки на лбу «тугого кошелька» на время разгладились, но он тут же милостиво отослал ее погулять и не мешать. Девушка не обиделась. Только в глазах мелькнула тень отвращения, но улыбка скрыла все ее чувства, и она послушно отошла на несколько метров от своего спутника.

Вот важно прошествовал другой господин, элегантный, как Сашин плащ. Дядька был сухой и прямой как палка. Дорогие одежды висели на нем как на вешалке. Походка вялая, уставшего от жизни человека. Зад господина был поджат так сильно, что казалось, тело его отклонялось назад. Такую особенность походке придавала боязнь обделаться в любой момент. «Язвенник-поносник», – окрестил его для себя Саша. Старые жены таких «сухоходячих палок», толстые тетки с усами, сидят дома и смотрят мелодрамы. На то, чтобы завести молодую любовницу, у таких типов не хватает пороху. Они скупы и скучны. И если толстячкам не было чуждо природное добродушие, то худые язвенники всегда были занудами и ворчунами.

Изучение худого язвенника было прервано, и взгляд Саши остановился на женщине. Она не была секретаршей. Походка деловой женщины начисто отметала предположение о том, что эта женщина вообще могла кому-то подчиняться. У нее была походка независимой женщины, женщины-охотницы. И Саша попал. Попал в эти сети, умело сплетенные макияжем, тщательно продуманной одеждой и умным взглядом зеленых глаз. А еще она ставила ноги так, как ставят их женщины, знающие себе цену. И об этом знании говорил каждый выступ и изгиб ее стройного тела.

Как-то само собой получилось, что она первая заговорила с Сашей. Инна – так ее звали – занималась рекламой, а Саша тогда начинал думать мысль о рекламе в туалетах и на туалетах. Им было о чем поговорить. И Саша говорил. Говорил много, и не только о нужных домиках у дороги, но и о Луне, звездах и туалетах, этими звездами посещаемых.

А еще Саша почувствовал, что влюбился, точнее, понял это, ощутил каждой клеточкой своего организма. До этого Саша всегда свято верил в любовь с первого взгляда, а тут он еще раз убедился, что такая любовь бывает, точнее, существует, и случилась она именно с ним, с Сашей. Случилась сейчас. Сиюминутно.

Страницы: 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Также по теме

Тайна Большого Сфинкса
Большой Сфинкс, также как и Великие пирамиды, был построен завоевавшими Египет семитскими племенами. Доказательства этому настолько просты и очевидны, что мне непонятно, почему ученые на протяжении со ...

Сильнее «Виагры»
Мексиканские пирамиды по размерам не уступают египетским, например, 60-метровая пирамида Солнца в городе Теотихуакан близ Мехико имеет основание площадью 200 кв. м. Все они усечены в верхней части, и ...

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...