А потом было еще три похожих эпизода. Паша оплачивал съем знаков, а кто-то оплачивал их установку обратно. Наконец установщикам это надоело – видимо, они поняли, что съемщики гораздо расторопнее, а еще они поняли, что ломать – не строить и что «ну их всех на фиг!».

Бомжам, которые лишились стабильного приработка, стало жаль свой бизнес. Как говорится, – «только-только на ноги встали…», а тут все вдруг закончилось. И Паша был втянут в новый виток гонки знаконенавистничества.

Месяц, ровно месяц, он как ребенок радовался жизни. А через месяц знаки появились снова. Он отдал приказ своим наймитам, и знаки исчезли. А потом появились опять. Паша провел следственный эксперимент и на одной из табличек оставил царапину. Его подозрения подтвердились: те, кто снимал знаки, те же и устанавливали их. Предприимчивые бомжи организовали свой маленький бизнес. Чтобы не оплачивать съем одних и тех же знаков, Паша купил у них металлические таблички. Но знаков в Москве было полно. А по закону, описанному еще Ломоносовым, если в одном месте знаки исчезали со своего привычного места, то они появлялись на тех самых принципиальных для Паши местах.

А потом Паша плюнул на все и решил сам заняться дорожными знаками, так как осознал, что дело это прибыльное для всех.

Саша уже больше часа катался по Мясницкой, но искомой вывески так и не встретил. Он припарковался на свободном пятачке и дальнейший поиск продолжил в пешем порядке. Саша задирал голову, смотрел себе под ноги, но не находил никаких следов Холодца. Люди, спешившие по своим делам, не обращали на Сашу никакого внимания, даже тогда когда он обращался к ним с вопросами.

– Извините, не подскажете, здесь должен где-то… – Но Саша не успел договорить конец фразы неторопливо бредущему школьнику; школьник, даже не посмотрев в его сторону, так же неспешно удалился.

«Ну и молодежь пошла! В наше время… – подумал Саша, а потом вдруг с улыбкой спохватился. – Господи, я стал брюзгой. Ворчу, как старый дед, вспоминаю о „нашем времени", причисляя себя тем самым к глубоким старцам. А еще считаю себя молодым!» Но не только представитель подрастающей смены был невнимателен к Саше, сверстники точно так же проходили мимо, не удосуживаясь даже взглянуть в его глаза. «Ищите и обрящете, стучите, и вам откроют, просите, и вам дастся», – вспомнил Саша строки Евангелия. Он помнил их, а окружающие его люди явно позабыли. А еще Саша злился сам на себя. Злился оттого, что ничего другого, кроме постыдного бегства, и нельзя было ожидать от людей, когда к ним подходили с вопросом: «Вы не знаете, где здесь живет и принимает Холодец?»

Саша забрел в какой-то двор, где собаки с лаем и рычанием трепали старую кость, похищенную из помойки, аромат которой заполнял собой дворовую территорию. Но не запах поразил Сашу, а собаки. Точнее, поведение собак. А поведение их было более чем странным. С жалобным и каким-то пронзительным визгом, будто им всем одновременно дали хорошего пинка, они, бросив на произвол судьбы кость, устремились за угол дома. «Что-то их напугало», – подумал он и огляделся. От мусорных контейнеров отделилась фигура человека в лохмотьях. Саша на расстоянии почувствовал неприятный запах бездомного. Фигура «охотника за бутылками» двигалась в сторону Саши. Он отчетливо понял, что именно к нему двигался бомж, когда, подойдя к нему, тот попросил мелочишки.

Саша пристально вгляделся в лицо мужчины и, ужаснувшись, отпрянул от него. Бездомный был еще явно не глубоким стариком, но синюшные пятна, покрывавшие лицо, делали его похожим на живой труп. Язвы, страшные язвы, покрывали лоб незнакомца, кожа на руках потрескалась и клочками свисала с ладоней.

– Подай, господин, мелочишки-то… – повторил странный человек.

Саша суетливо полез в карман и, нащупав несколько монет, с риском порвать карман плаща вытащил сжатую в кулак руку. Опасаясь прикоснуться к бездомному, он высыпал мелочь в подставленные лодочкой ладони с непомерно глубокими линиями.

Вопреки ожиданиям Саши, бомж не поблагодарил его, не пожелал здоровья, а проворчал какую-то странную фразу:

– Желаю тебе найти и понять!

Саша зацепился за эту фразу и обдумал пришедшую в голову мысль. Ему показалось, что этот бомж может знать, должен знать медиума по фамилии Холодец. Саша отчетливо понял, что должен спросить о Холодце этого грязного незнакомца.

– Послушайте… – начал Саша, но слова вылетали изо рта какими-то ущербными и оборванными, если такое прилагательное можно было употребить к звукам. Саша прокашлялся и продолжил: – Я хотел спросить, не знаете ли вы случайно, где здесь обитает экстрасенс… или медиум, уж не знаю, как его обозвать… Холодец? – Заметив усмешку в глазах мужчины, Саша добавил: – Холодец – это фамилия.

Страницы: 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Также по теме

Пирамида в Сейле
Пирамида в Сейле – это пирамида, которая находится недалеко от железной дороги, между Фаюмом и Нилом, на горе. Данную пирамиду обнаружили в 1898 году, это был Людвиг Борхардт. Стоит отметить, чт ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Египетские пирамиды построены по современным чертежам
Ученые уже много лет пытаются понять, как древние египтяне построили свои гигантские пирамиды? Ведь архитектору той эпохи нереально было получить каркас произведения искусства, которое и сейчас считае ...