Звук поворачивающегося ключа в замке Саша воспринял с облегчением.

– Наконец-то, – проворчал он. – На минутку она ушла… Да тебя час по меньшей мере не было.

Но что-то в тяжелой поступи вошедшего насторожило Сашу. Кто-то громко кряхтел и рычал, прочищая горло.

– Марина! Ты дома? – Густой бас огласил квартиру и даже проник за дверь туалета, приводя в трепет наросшую в углу паутину и Сашино сердце.

Саша вжался в стульчак и замер. Он понял, он отчетливо понял, что это не Марина, что это совсем не Марина, а, наоборот, ее папа. А еще Саша вспомнил фотографию, на которую он тогда не обратил должного внимания. Саша четко вспомнил фотографию большого и грозного дядьки в военной форме. «А вот это мой папа», – с гордостью сказала тогда Марина.

Саша вжался в стульчак и замер. Шаги то делались громче, то становились тише. Видимо, папа ходил по квартире. Саша не считал себя верующим, но сейчас он молился. Саша молился, чтобы папа Марины не захотел в туалет. Но то ли Саша недостаточно усердно молился, не достаточно раскаялся в содеянном, то ли пиво, которое Маринин папа выпил по дороге домой, чувствовало себя в его организме не слишком комфортно, но через пять минут щеколда на двери туалета пришла в движение. Папа потянул за ручку… Дверь не поддавалась. Озадаченный хозяин квартиры и, соответственно, туалета потянул за ручку еще раз.

– Что за черт? – злился папа.

Саша побелел от страха, от животного всепоглощающего страха. Цветом он был похож на унитаз, на котором сидел, прикрывая лицо руками. Он догадывался, он понимал, он отчетливо видел, как внутренняя задвижка под натиском папы-военного перестает служить своим целям, а именно благородным целям защиты и сохранения тайны. Саша отчаянно ухватился за ручку, но папа оказался сильнее… Папа оказался значительно сильнее Саши, который вылетел в коридор во всем своем натуральном виде. Саша сжался в комок, отчаянно прикрывая свое естество. А еще ему стало особенно жалко себя и грустно. Точнее, Саше было невесело… совсем…

– Ты кто?! – Глаза папы наполнились удивлением и гневом, точнее, не гневом, а животной яростью.

– А я Марину жду, – промямлил Саша.

А потом физически униженный Саша звонил в дверь и просил выбросить его одежду, и продолжалось это минут десять, пока соседи по лестнице не выползли посмотреть на элегантный наряд Саши. Среди улыбчивых соседей показалась Марина. Она вела себя так, будто была совершенно незнакома с Сашей. Саша тогда очень обиделся. А потом ему выбросили одежду прямо на пол. На заплеванный пол подъезда. А Марину Саша больше никогда не видел. А еще он потребовал у Оли, что бы она никогда не знакомила его с дурами.

Вот ведь ирония судьбы! Не просиди он тогда в туалете, еще неизвестно, как бы сложилась его судьба. А сейчас Саша твердо знал, что туалеты нужны людям. И он, Саша, занимается нужным делом, выбрал правильный путь в жизни. А еще Саша считал очень верным, что на дорогах устраивают эти самые туалеты. Туалеты на трассе необходимы не только своим прямым предназначением, но и тем, что они несут эмоционально-уравнительную нагрузку. Ведь в один и тот же туалет могут зайти и депутат, и простой работяга, грузчик и представитель интеллигенции, как и сам Саша. Придорожный туалет с одинаковым успехом посещают и водитель «Оки», и пассажир крутого «мерседеса».

Какими бы мы ни были разными в жизни, здесь мы все равны. В этих храмах физиологических наслаждений происходит акт единения человека с человеком. Единение посредством наслоения разных культурных слоев друг на друга. Происходит акция слияния с матушкой-природой. Надо бы, чтобы и женский туалет с мужским совмещался. Саша так думал, но сделать в этой связи ничего не мог. Все его попытки организовать такое единое для всех полов пространство блокировалось недальновидными чиновниками. Надо убрать эту разделяющую нас границу, чтобы мы понимали, отчетливо представляли себе, что только внешне мы разные, а по сути – одно и то же.

Саша всегда хотел что-то рисовать, что-то строить. Так он и нашел себя в этом туалетном деле. Тому, что Саша стал профессионально заниматься любимым делом, поспособствовал Паша.

Паша занимался дорожными знаками и разметкой. Занимался легко и успешно. Зарабатывал при этом весьма неплохо и без особого напряжения. Он-то и подсказал Саше, что есть такая штука, как туалет на трассе. Потом появились заказы. А затем образовалась фирма «Эмжэ», и Саша влился в асфальтовые километры России.

Любопытно то, как сам Паша пришел в этот бизнес с дорожными знаками.

По рассказам Паши, Саша знал, что его друг никогда и даже ни разу в своей жизни не задумывался о знаках. Они его интересовали как данность, как руководство к действию, когда он за рулем. Причем, как Паша считал, к этому руководству можно прислушиваться, а можно попросту игнорировать, то есть не замечать эти знаки.

Страницы: 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Также по теме

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...

Китайская Белая пирамида выше египетской!
Весной 1945 года американский военный летчик Джеймс Гаусман совершил вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе в «запретной зоне», в юго-западной части Китая. Оглянувшись вокруг, он ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...