– Твой дедушка, – догадался Саша. – Симпатичный старик…

– Ты что? Это моя бабушка…

– Ну да, ну да, – торопливо исправился Саша, проклиная себя за то, что не узнал в чертах лысоватого усача бабушку Марины, – конечно бабушка. Теперь я и сам вижу, отчетливо и четко осознаю, что это бабушка, а никакой и не дедушка вовсе.

– Здесь ей восемьдесят один, – улыбнулась Марина, сменив гнев на милость. – Ну а это… догадайся кто?

Марина подвинула Саше следующий снимок, на котором был запечатлен новогодний утренник в детском саду. У огромной наряженной елки, на стуле, вольготно развалившись, сидел тепло одетый старик с белой бородой, а перед ним стояло существо, напоминавшее зайчика.

Саша мельком взглянул на фото.

– Теперь уж я точно не ошибусь, – самоуверенно заявил он. – Это уж точно твой дедушка.

– Господи! – возмутилась Марина. – Ну, какой же это дедушка?!

– Боже мой! – Теперь уже Саша призвал в свидетели Бога. – Неужели… неужели это… бабушка?! Сколько ей здесь?

После того как Саша перепутал предыдущую бабушку с дедушкой, он был готов к чему угодно, но это было уже слишком, а точнее, легким шоком, а еще точнее, серьезным испытанием для его психики. Эта бабушка от огромных сапожищ до окладистой бороды и кустистых бровей на бабушку походила не более, чем концерт «Ласкового мая» на XXVII съезд КПСС.

– Четыре годика ей здесь, догадливый вы мой! – засмеялась Марина.

– Четыре… – растерянно повторил Саша и пристально вгляделся в черты малолетней бабули с лицом старого деда.

Руки мужчины невольно потянулись к бутылке с вином.

– Это ж я! – воскликнула Марина – В костюме зайчика. А это – Дед Мороз. Александр, вы что, никогда не были на елке?

– Ах, елка… а я уж… – обрадовался Саша.

Марина подтвердила, что это именно елка, а не дед Мазай и зайцы, и решительно захлопнула фотоальбом. Она отчетливо поняла, что фотографии Сашу не интересуют. Совсем. Совсем не интересуют. Саша облегченно вздохнул. И в знак благодарности решился запечатлеть поцелуй на розовой щечке девушки. Марина выгнула спину и томно закатила глаза. А потом пылко прильнула губами к его открытым губам.

А потом они целовались долго и страстно. В Марине чувствовалась опытная женщина, целовалась она сильно и отчетливо. Целовалась страстно и возбуждающе. Увлекшись, Саша начал стягивать с Марины платье. А Марина начала вдруг отчаянно сопротивляться. А Саша, совершенно не рассчитывая, что девушка будет столь яростно отстаивать свою честь, ослабил натиск.

– Если ты не хочешь, я уйду, – отстранившись от нее, сказал Саша.

Марина тогда ласково погладила его по голове, сказала одно слово: «Дурачок» и скинула остатки одежды…

А потом они лежали обнявшись, а Марина чему-то тихо посмеивалась. Марина посмеивалась и гладила Сашу по голове.

Но что-то пошло не так. Не так, как хотел Саша, не так, как он надеялся. Вино было дешевым. Дешевым и, скорее всего, некачественным. Саша как-то сразу, как-то вдруг почувствовал, отчетливо ощутил, что ему надо срочно оккупировать санузел. Причем сделать это нужно как можно скорее, а еще сделать это надо всерьез и надолго.

– Я сейчас, – сообщил он Марине сдавленным от ужаса голосом и как был голым, так и побежал в туалет.

Минут через двадцать в дверь туалета поскреблись.

– Я сейчас, – говорил Саша, и говорил он неправду, так как знал, что сейчас ему отсюда не выбраться, точнее, не покинуть унитаз, не покинуть никак.

– Мне подруга позвонила, – проигнорировав обещание Саши, сообщила Марина. – Я быстро к ней забегу. Она тут… этажом ниже живет…

– Хорошо, – слабым голосом произнес Саша и вместе с этим издал такой звук, что сам испугался.

– Что? – не поняла Марина. – У тебя там все в порядке?

– Да, все хорошо, – чуть не плача ответил Саша.

– Ну, я пошла, точнее, побежала, – со смехом повторила Марина, и Саша отчетливо услышал, как щелкнул шпингалет с той стороны двери.

– Что ты сделала? Зачем ты меня заперла?

Марина засмеялась своим звонким смехом.

– А это, чтобы ты никуда не ушел. Не волнуйся, я быстро. Я только туда и обратно.

А потом Саше показалось, что про него забыли. Забыла Марина, забыл весь свет, все забыли. Он уже давно закончил свои дела, и теперь время тянулось медленно и неповоротливо. Саша четко подумал мысль, что он даже как-то сроднился с туалетом. А туалет в квартире Марины был не самым просторным помещением. Саша чувствовал себя как преступник, запертый в карцере. Но в карцере, как предполагал Саша, можно было ходить. Здесь же это было невозможно. Здесь можно было или сидеть, или стоять. Ноги его затекли, и все тело ломило и неприятно покалывало. А еще Саше откровенно наскучило изучать нежно-голубую плитку на стенах и давно не крашенную дверь перед самым носом.

Страницы: 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Также по теме

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...