— Потому что вижу след, — холодея от страха, упрямо сказала я. — И он ведет к вам.

— Даже так… — задумчиво протянул мужчина, проводя пятерней по коротким волосам. — Совершенствование своего таланта достойно уважения. Вот только стоит ли оно жизни?

Он спросил об этом так просто, словно заранее знал весь исход, а разговор со мной его все лишь забавлял. Хотя, впрочем, так оно и было. Я сделала шаг назад, призывая Силу на кончики пальцев. Боже мой, чем я раньше-то думала, когда решила одна сюда сунуться! Ясно же, что демон меня сильнее…

— Вы же сами сюда пришли, — мягко улыбнулся он. — Какой смысл теперь противиться?…

— Зачем ты их убиваешь?

— Странные вы существа, хранители равновесия, — тихо сказал мужчина. — Вас мало, вы едва ли справляетесь со своим основным предназначением. И все равно рветесь безрассудно погибнуть из-за кучки людей, к которой не имеете никакого отношения. Неужели те, кто заставляет вас охотиться на меня, искренне полагают, что еще одна смерть поможет ответить на их бесчисленные вопросы?

Я вскинула руку, посылая вперед паутину боевого заклинания. Мужчина легко и непринужденно выставил вперед ладонь. Мир вокруг меня замер, так и не достигнувшая цели энергия осыпалась ледяными искрами. Еще один едва заметный жест — и реальность задрожала, тяжелой полупрозрачной волной сворачиваясь вокруг моего тела и вымораживая колодец Силы до дна. В следующую секунду демон неуловимым движением скользнул вперед, до боли выкручивая мне руку за спиной и лишая возможности пошевелиться. Его касания были ледяными, причем холод шел изнутри, словно тело, в котором он существовал, было безвозвратно мертво.

— Не стоило сопротивляться, — прошептал мужчина. — Не стоило приходить. В вашем измерении я не сделал ничего такого, что выходит за пределы ваших нравов…

— Ты отнимаешь жизни!

— Жизнь — задумчиво сказал демон, — понятие весьма иллюзорное. Особенно здесь. На Земле. Хотя не все ваши существа осознают это. Кто-то живет несколько минут, кто-то столетия, но неизменно умирает, для того, чтобы возродится вновь. Длина жизни никак не влияет на результат воплощения, поверь. Стоит ли в таком случае переживать из-за очередного звена в бесконечной цепочке? Одно, два, десять — какая, в сущности, разница? По отдельности они ничего не значат, никому не нужны. Но иногда тот материал, из которого они выковываются, может стать великолепной основой для чужой, не менее значимой, цепи… — мужчина наклонился, заглядывая мне в глаза, и легонько провел пальцами по моему лбу, заставляя невольно вздрогнуть от неприязни. Остановил ледяное прикосновение на левом виске, на секунду замер, затем мягко, даже сочувственно, сказал: — Нет… к сожалению, твой материал не подходит… А жаль… Твоя жизнь на Земле принесла бы в таком случае хоть какую-то пользу…

Он отпустил мою руку, небрежно оттолкнув в сторону. Я горько и зло усмехнулась, до боли прикусила губу. Мужчина пристально смотрел мне в глаза, постепенно сгущая вокруг себя воздух. Его тело, ставшее на секунду безвольной куклой, застила темная волна, из которой медленно проступали истинные очертания. Последними растеклись, по ставшим непропорционально большими, глазам фиолетовая с синим отблеском радужка, образуя две безжалостные пропасти. Пелена, блокирующая мою Силу спала, однако я уже отчетливо поняла, что сделать что-либо мне не удастся…

«Волтивер! — мысленно прошептала я, холодея от ужаса».

Передо мной разворачивалась настоящая тьма — всепоглощающая и безразличная. Огромная потустороння тварь с шелестом раскрыла перепончатые крылья, выпуская наружу темное марево, стремительно разрывающееся на клочки…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Также по теме

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...