— Ну, ты чего? — я шутливо боднула вдруг расстроившегося ангела головой. — Мы же не со зла тебя гоняем. Просто боимся за тебя, вот и все…

Волтивер насмешливо фыркнул, показывая, что его мнение от моего несколько отличается. Ему, по большей степени, было абсолютно все равно. Оборотень воспринимал Эммануила скорее как ходячее недоразумение, в последнее время довольно сильно осложняющее его работу. Но поделать с этим ничего не мог, а посему предпочитал понапрасну не тратить нервы. Порой между мужчинами довольно сильно искрило, но до повторной драки они пока не опускались. Хотя, полагаю, не будь меня, стоящей между двух огней, давно бы уже поубивали друг друга.

Свое отношение к ангелу я точно описать не могла. Странная смесь дружбы и ответственности, которую можно чувствовать только за родного брата. Я запросто могла сказать ему все что угодно, пожаловаться, поделиться, даже наорать, точно зная, что мы все равно помиримся. Эммануил относился ко мне примерно также…

— А в идеале, это я должен тебя защищать и помогать… — с досадой сказал Хранитель.

— Ты это и делаешь… — как можно мягче постаралась сказать я, если это конечно вообще можно было сделать дрогнувшим от боли голосом. Да когда же эта паршивая рука восстановиться?! Волтиверу вон плечо располосовали, а он идет, как ни в чем не бывало! Неужели я такая неженка?!

— Ты никогда не задумывался, — спросила я у Эммануила, — что задача Хранителя, быть может, заключается не только в этом. Вот подумай сам: кто я в Чароне? Отступница. Обреченная на вечное гонение и отвержение. На меня даже Кодекс не распространяется! У меня нет здесь никого, кроме вас с Волтивером… Ни друзей, ни даже знакомых. Архипа я почти не вижу. Учителя и те разговаривают со мной только на темы, касающиеся непосредственно обучения. Я, конечно, и раньше не была компанейским человеком, но не до такой же степени! Так что ты просто не даешь мне свихнуться в этой полоумной стране, иначе я бы давно уже начала разговаривать сама с собой…

Волтивер усмехнулся.

«Хочешь сказать — я не права насчет Эммануила? — толкнулась я к нему через связку».

«Не знаю, у меня никогда не было Хранителя. Видимо, мне не понять до конца вашей привязанности друг к другу».

«Неужели ревнуешь? — иронично спросила я».

«Вполне возможно, — отбил оборотень, заставив меня удивленно посмотреть на него».

Не дав мне ответить, Волтивер вслух обратился к Эммануилу:

— Ты знаешь, а Далия в чем-то права, — серьезно сказал оборотень. — Но единственное, чему тебе действительно следует научиться на Земле — это принимать обстоятельства такими, какие они есть. Независимо от твоего мнения и амбиций. Теория, на которую ты чаще всего опираешься, обычно качественно разнится с практикой. Попробуй воспринять все происходящее, как испытание и накопление опыта. Хотя, что-то мне подсказывает, что так оно и есть… И не только для тебя.

Впервые, на моей памяти Волтивер говорил с Эммануилом без тени иронии, просто давая ненавязчивый совет…

* * *

Я стояла на том же самом месте, откуда Гай впервые втащил в меня в телепорт. Еще тогда — зимой, сразу после открытия Дара. Стояла и не могла понять, что чувствую… Мой родной город… Тот же самый лесопарк… Это место оказалось единственным, где точка выхода была столь далека от места нападения… Нужно было довольно долго идти пешком, хотя мне это было только в радость.

Я усмехнулась, вспомнив, как Гай тащил меня за собой на «поводке» и пошла вперед, желая как можно скорее попасть в сам город.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Также по теме

Розовая пирамида
Северная пирамида (либо Розовая пирамида) входит в число самых крупных пирамид Египта и занимает третье место по высоте среди всех египетских пирамид. Расположена данная пирамида на территории Дахшурс ...

БИБЛИОГРАФИЯ
1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета- Синодальное издание. 2. Авеста. — М, Дружба народов, 1993. 3. Аверинцев С.С. Плутарх и античная биография. — М, 1973. 4. Агбунов М.В. За ...

Где в Мексике взобраться на пирамиды
Еще один момент, которым привлекают туристов курорты Юкатана - это возможность посмотреть на удивительные города майя. Народ, не знавший ни колеса, ни железных орудий труда, выстроил огромные пирамиды ...