— Эммануил — это всего лишь твоя подопечная… — заметил оборотень, сгружая меня на пол.

Впрочем, заходящейся кашлем ангел ответить все равно не смог — заливаясь то мертвенной бледностью, то горячечной краснотой.

— Деловий, принеси воды ему, пожалуйста, пока он не умер, — попросил Волтивер, подходя и с силой хлопая ангела между крыльев, — И как вы с Далией вместе всю жизнь будете — не представляю…

— О-о-о… — тоскливо провыла я, вспоминая о нерадостной перспективе, и поковыляла в сени — перекидываться, едва не столкнувшись в дверях с домовым, спешащим на помощь ангелу с полной кружкой воды. Тут уж не до зеркала…

Когда я вошла в комнату, Эммануил приведенный в более-менее нормальное состояние сидел на лавке и с ненавистью смотрел на чугунок с кашей, рядом с которым стоял ополовиненный стакан воды.

— Жив? — участливо поинтересовалась я, присаживаясь неподалеку, — А извиниться не хочешь?

— За что это? — хрипло поинтересовался ангел. Я демонстративно показала руку, на которой багровой полосой красовался след от лавки, правда уже несколько побледневший и начавший заживать. Хранитель мазнул взглядом по потрепанной конечности и небрежно заметил:

— А нечего было на меня набрасываться! И вообще, для тебя — это всего лишь царапина, а я ведь мог и умереть!

— Подавившись кашей?! — возмутилась я. Ну надо же, а?! Народный мученик выискался!

— Да! — с достоинством ответил ангел, — И только благодаря усилиям Хранителя этого дома, мне не стало еще хуже!

Деловий засмущавшись, отвернулся, Волтивер с улыбкой покачал головой, не вмешиваясь, а я фыркнула:

— И что ты мне предлагаешь — неужто попросить у тебя прощение за свое недостойное поведение и, поклонившись в ноги, поклясться никогда так больше не делать?!

— Я вообще-то этого и жду, — спокойно отбил Эммануил.

Зря он это сказал. Очень зря. Учитывая, что в тот раз я подошла к нему с самыми добрыми намерениями, а в этот вообще хотела помириться — злить меня не стоило…

— Ждешь?! — неожиданно для самой себя рявкнула я, одним прыжком подлетая к ангелу и выплескивая на него остатки воды из стакана, — А больше ты ничего не ждешь?! Ты Хранитель или мальчишка сопливый?! Чуть не умер он! Бедненький! Что ты реагируешь на все так неадекватно?!!

— На себя посмотри! — попытался отбиться Эммануил.

— Молчи! — я замахнулась на ангела ладонью, тот перехватил меня за запястье, не давая себя оцарапать выступившими помимо воли когтями. Я со злостью вырвала руку и рявкнула:

— Разговаривать с тобой больше не хочу! Вообще никогда!

Воцарилась продолжительная пауза, во время которой, казалось, даже воздух звенел от напряжения. Потом Эммануил недоуменно повернулся к оборотню, и обалдело прошептал:

— Не понял…

Тот развел руками и так же вполголоса ответил:

— А нечего было на рожон лезть. Она ведь мириться к тебе пришла, поспорить могу.

— И это называется мириться?!

— Ага. Она же женщина, не забывай… И думает совершенно по-другому. — Оборотень перешел на совсем уж зловещий шепот, которым обычно рассказывают великие тайны. — А иногда и вовсе не думает — просто делает, как ей заблагорассудиться…

— Может хватит, а?! — возмущенно сказала я, полностью уверенная в том, что Волтивер ведет этот разговор только ради того, чтобы меня подразнить.

Тот проказливо улыбнулся, утверждая меня в своей догадке, но продолжать не стал. Встал, поплотнее запахивая так и не застегнутую рубаху, подхватил рябчиков и пошел на крыльцо — ощипывать.

Я же осталась мрачно сидеть за столом, то выпуская, то втягивая когти на правой руке — единственное, что мне пока удалось сделать из частичной трансформации, и то благодаря злости на Эммануила, который в данный момент с самой разобиженной физиономией смотрел на пламя свечи. Изредка проводила когтями по левой ладони, отрешенно глядя, как медленно затягиваются неглубокие царапины, впитывая в кожу выступившие капельки крови. Эта боль меня, как ни странно, успокаивала, гнев уходил, оставляя после себя усталость.

Деловий, кружащий по дому, несколько раз пролетел мимо и, все-таки решившись, мягко опустился ко мне на колени.

— Не надо так делать — тебе же больно, — попросил он, бросая взгляд на мою руку. — Лучше погладь меня…

— А вам понравиться? — спросила я, с опаской глядя на острые зубки домового, тот утвердительно качнулся. Я запустила руки в длинную светлую шерсть, гладя живой шар. Тот зажмурился от удовольствия и замурлыкал как кот.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

Китайская Белая пирамида выше египетской!
Весной 1945 года американский военный летчик Джеймс Гаусман совершил вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе в «запретной зоне», в юго-западной части Китая. Оглянувшись вокруг, он ...

Ломаная пирамида
Ломаная пирамида, созданная фараоном Снофру 4-й династии Древнего царства, датируется около 2600 годом до нашей эры. Это уникальный пример первой настоящей пирамиды , а не ступенчатой. Расположена пи ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...