— Только о том, что у нас с тобой есть принадлежность к одной расе — к примеру, обладающих магической силой, — отрезал Волтивер и снова замолчал, делая вид, что помешивание отвара в чашке занимает его намного больше, чем разговор со мной.

Надоедливому ребенку сунули в руки конфетку, чтоб не ныл, и снова занялись своими делами. Ну-ну…

Сумерки быстро сгущались, неумолимо накрывая землю иссиня черным одеялом, по небу все чаще пробегали тяжелые мохнатые тучки, из-за кромки леса осторожно выглянула луна. Я смотрела на танцующее пламя костра, завораживающе играющее на осмелевшем ветру. В голове царила непривычная тишина и пустота, огонь полностью поглотил мысли, оставив только немое восхищение воплощением чистой стихией…

Однако наслаждение иллюзорным покоем длилось недолго — деликатное покашливание и касание теплой ладони, навязчиво заставили меня вернуться в реальность.

— Ну что там еще? — я нехотя повернулась к ангелу. Тот молча ткнул пальцем в пальцем в небо, я скользнула взглядом за его рукой и удивленно сморгнула. Однако даже после этого две белые точки на неприглядно темнеющем небосводе не исчезли, а лишь ускорили приближение, постепенно увеличиваясь.

Через пару минут мы отчетливо различили две белоснежно-сияющие фигуры с крыльями, по всем признакам летящие именно к нам.

— Это кто? — встревожено спросила я, обращаясь к Эммануилу. — Твои друзья?

— Если бы… — грустно ответил ангел. — Это представители Боевого отряда. И мне с ними никогда не сравнится!

Волтивер едва слышно хмыкнул, подкидывая в костер сухие березовые ветки. Пламя радостно лизнуло подачку и со счастливым потрескиванием принялось за трапезу. Кстати, для того, чтобы разжечь костер, Волтиверу не приходилось прилагать видимых усилий. Немного сухих веток, щелчок пальцами — и хворост, поначалу окутавшись неестественной пеленой искр, воспламенялся. Моя зажигалка по сравнению с этим казалась детской игрушкой…

— Какого отряда? — удивилась я, тщетно пытаясь приглядеться к странной парочке. — И чем ты хуже?

Но Эммануил вместо ответа лишь досадливо махнул рукой, стараясь не смотреть в сторону непрошенных гостей, которые тем временем подлетели вплотную к полянке и, мягко хлопая крыльями, пошли на снижение…

Спустя несколько мгновений, ангелы плавно опустились босыми ногами на землю, огляделись и без колебаний подошли к костру, осияв нас прохладным белым светом.

Оба белокурые с волевыми лицами и властными взглядами. Под светлой кожей комьями перекатываются упругие мышцы. Каждое перышко в раскидистых крыльях окружено серебристо-серой окантовкой из-за чего сами крылья кажутся более четкими и заостренными. Из одежды только свободные полотняные штаны подпоясанные грубой бечевкой. Вместо нимбов лбы обвивают узкие черные с золотистыми прожилками ветви с мелкой вязью листьев. На шее у каждого амулет, а предплечья правых рук украшают мудреные переплетения выступающих, кажется, прямо из плоти побегов неизвестного мне колючего растения.

На фоне таких внушительных служителей света, Эммануил действительно выглядел мелковато, хотя на отсутствие силы тоже пожаловаться не мог.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Также по теме

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Пролог
…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу… …срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо… …слишком мало времени… …слишком мало силы… …слишком много противников… …только боль, ...

Освобождение Москвы
Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название "Смутное время". Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-д ...